By:

Мирча Софроний

"Лекарство от рака обязательно будет найдено".

Доктор медицинских наук, профессор. Директор Онкологического Института (1996-2009). Заведующий научной лабораторией онкогинекологии (2009 – по настоящее время).



Почему онкология?

Будучи еще студентом, я никогда не хотел быть онкологом. Обстоятельства сложились так, что наше общежитие, в котором я жил, находилось рядом с Институтом онкологии. Сам не знаю почему, но я всегда боялся этого института.

Несмотря на это, на шестом курсе я понял, что обязательно должен знать онкологию, дабы исключить вероятность этого грозного заболевания. Все остальное можно было лечить.

Окончив мединститут с красным дипломом, я решил повысить свои знания в области онкологии, поступив в клиническую ординатуру. После окончания клинической ординатуры работал ассистентом кафедры онкологии. Затем я поступил в аспирантуру в Санкт-Петербурге. Защитив диссертацию по онкогинекологии, я вернулся на родину и проработал два года в качестве доцента на кафедре акушерства и гинекологии. С будущими молодыми специалистами по онкогинекологии я решил поделиться свежими знаниями, полученными у известных «аксакалов» Санкт-Петербурга, и пошел преподавать на кафедру онкологии. Только после этого я полюбил эту специальность на всю жизнь и решил, что бояться уже нечего.

 

Помните ли Вы своего первого пациента с онкозаболеванием?

Пациентка, которую я хорошо запомнил, была с диагнозом «рак шейки матки». Это была сложная операция Вертгейма. Сам Вертгейм – венский врач, который предложил данную операцию при таком диагнозе, сказал: «Если эта операция не удлиняет жизнь больного, она укорачивает жизнь хирурга».

Женщина, которую я прооперировал в 1986 году, молила меня продлить ей жизнь хотя бы на год, чтобы  поднять младшего ребенка. Я сейчас не стану называть ее имени и фамилии, она с Ниспоренского района. На тот момент у нее уже было трое или четверо детей, а самой младшенькой было полгодика. Прошло много лет, сейчас она уже не только счастливая, здоровая мама, но и бабушка.

 

Что отличает человека со смертельным диагнозом от совершенно здорового человека?

Для каждого человека, который переступает порог этого учреждения, – это большое внутреннее испытание. Это довольно тяжело не только для самого человека, но и для всех его близких. Очень многое зависит от нас, врачей. Мы должны быть хорошими психологами. Нам необходимо объяснить, что рак – это не конец и не приговор. Онкопатология лечится. Если опухоль вовремя выявлена и правильно пролечена, то больной может быть излечен полностью.

К примеру, сейчас рак груди и шейки матки, выявленный в начальных стадиях, излечивается в 95 процентах случаях. Это значит, что после лечения женщина будет жить 10 лет и больше. Если рак обнаруживается в нулевой стадии, так называемый рак «in situ», он излечим на все 100 процентов. Неплохих результатов добиваются медики и при лечении рака 3 стадии. Хуже всего обстоят дела с лечением рака 4 стадии, когда обнаружены метастазы по всему организму, но даже больному с 3 и 4 стадией можно не только продлить жизнь, но и улучшить качество жизни. То есть, все зависит от стадии заболевания. Очень скоро настанет время, когда онкопатологию можно будет успешно лечить. Так называемая «чума ХХ и ХХI века» перестанет быть непобедимой.

Поэтому разговоры о профилактике рака – очень актуальная тема. В связи с этим очень важно заниматься пропагандой раннего выявления онкозаболеваний. На это потребуется вложение немалых средств и много лет напряженной работы.

2

А если бы онкология коснулась Вас лично? Не боялись ли Вы когда-нибудь оказаться на месте Ваших пациентов?

Что касается меня, если бы я оказался на месте больного, я бы постарался взять себя в руки и действовать последовательно. Меня учили никогда не складывать руки, ведь жизнь – это борьба. Побеждает сильнейший. А сила воли у человека неисчерпаема. Но чтобы бороться с врагом, нужно знать его повадки. Рак – это особый недуг. Страх смерти автоматически переносят на эту болезнь. Онкология уносит меньше жизней, чем инсульты, инфаркты и другие сердечно-сосудистые заболевания, но боятся его больше.

Для успешного лечения рака очень важно идти к врачу с хорошим настроением и очень важно настроиться на лучшее. Пессимизм вообще плохой советчик, а когда дело касается здоровья – тем более. Доказано, что больше шансов на выздоровление у тех, которые не приняли диагноз как приговор. Поэтому я не буду сдаваться, а буду программировать себя на успех!

Своим больным я всегда говорю: «От моего скальпеля зависит 30% успеха, от Вас зависят остальные 70%». Очень важен настрой человека, вера в себя и в свои силы. Необходима поддержка близких и любимых людей. Не менее важно доверие пациента к врачу. Я стараюсь разговаривать с пациентом. Самый острый скальпель – это слово.  Очень важно, как мы общаемся, какой уровень доверия между нами.

 

Наши болезни – это те же болезни, которые были много лет назад, просто врачи подыскали им новые дорогие названия?

Это те же заболевания, просто не в таком количестве и немного в ином качестве. Раньше не было возможности диагностировать многие болезни. Большинство людей, особенно пожилого возраста, просто не обращались за медицинской помощью, поэтому врачи не знали, чем они болели, а также причину их смерти, продолжая указывать причину смерти в справках – «умер от старости». Мы все знаем, что старость – это не диагноз. Да и возможности в диагностике многих заболеваний были ограничены. Отсутствие квалифицированных врачей узкого профиля, современных аппаратов и оснащенных лабораторий – всё это вело к затруднениям в ранней диагностике. Да и онкопатология встречалась реже. Болели, в основном, пожилые люди. У молодых рак был редкостью, тем более у детей. Статистика показывает, что рак помолодел на 10 лет. Средний возраст больных составляет 54, 6 лет. Сейчас же мы наблюдаем мировой рост частоты онкозаболеваний.

С увеличением количества людей пожилого и старческого возраста, снижением смертности от других заболеваний неминуемо будет расти заболеваемость раком и смертность от него. По прогнозам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ),  заболеваемость и смертность онкологическими заболеваниями во всем мире возрастет в 2 раза за период с 1999 года по 2020 год: с 10 до 20 млн. новых случаев.

Первичная  профилактика, которая  включает здоровый образ жизни, отказ от вредных привычек может уменьшить риск заболевания или отодвинуть появление рака на более поздний возраст.

Современная наука постоянно изучает факторы внешней и внутренней среды, которые могут быть причинами возникновения опухолей. В последнее время среди других причин приводятся данные о возможной вирусной природе возникновения злокачественных опухолей.

Я, как онкогинеколог, могу сказать, что онкопатология шейки матки – это инфекционное заболевание, передающееся половым путем. Вирус папилломы человека имеет более 100 типов: 16-ый и 18-ый тип характерны для инвазивного рака шейки матки, а 9-ый, 11-ый и 35-ый, характерны для предраковых заболеваний шейки матки. Вот и делайте выводы.

3.

Лекарство от рака никогда не будет найдено, так как процесс лечения приносит больше денег, чем предупреждение и избавление от данного недуга раз и навсегда?

Лекарство от рака обязательно будет найдено. Онкология действительно является самой дорогостоящей отраслью в медицине. Курс лечения порой обходится в несколько тысяч долларов, но наука о злокачественных опухолях получила заметное развитие в последние годы. Большие успехи достигнуты в области экспериментальной, теоретической онкологии, изучающие такие сложные вопросы, как причины опухолевого роста, механизм развития опухолей, роль вирусов в онкологии, противоопухолевый иммунитет организма и др.

Значительно расширились возможности онкологии в связи с появлением новых методов диагностики и лечения злокачественных новообразований, в особенности с развитием современных методов медикаментозного лечения: химиотерапии и гормонотерапии.

Будущее онкологии – это химиотерапия – мишень лекарственной терапии будущего. Благодаря понятием процессов возникновения и функционирования опухолевой клетки, в настоящее время становится возможным создание новых противоопухолевых препаратов, которые действуют избирательно только на раковые клетки.

 

«Врач не может стать по-настоящему хорошим врачом, пока не убьёт одного или двух пациентов?»

Я не могу согласиться с вами. Не совершает ошибок только тот, кто ничего не делает. Есть ошибки и в медицине, но смерть пациента – это всегда трагедия не только для пациента и его родных, но и для врача. Самое страшное для хирурга, когда человек умирает на его операционном столе. Врач всегда должен исключить подобный исход событий. Есть много других методов лечения, кроме хирургического вмешательства.

 

Какую роль в медицине играет религия?

Каждый человек должен во что-то верить и каждый должен, несмотря ни на что, оставаться оптимистом. Лично я в своей жизни всегда опираюсь на четыре столпа: человечность, профессионализм, дисциплина и разум. И над всем этим стоит вера. Это то солнце, которое освещает четыре жизненно важных столпа.

4

Сложно ли не усомниться в существовании высших сил, наблюдая страдания и смерть детей или людей, не имеющих достаточное количество денег на лечение?

В течение пятнадцати лет, тринадцать из которых я руководил Институтом онкологии, я встречался с очень сложными случаями. Самое страшное, что меня заставило обратиться к общественности и организовать первый в республике телемарафон, произошло 1998 году. Ко мне пришла на прием мама с трехлетним ребенком, которые лежали в отделении гематологии. На тот момент в институте не было нужных лекарств  для проведения химиотерапии. Она стояла, держа за руку одного ребенка, а другой был у нее на руках. Еле сдерживая слезы, она сказала, что ее муж находится за границей и пытается заработать на дорогостоящие препараты, но денег категорически не хватает и  нет возможности продолжать лечение. Тогда я организовал первый в республике телемарафон «Борьба против рака общими усилиями». Основной целью телемарафона был сбор материальной помощи на приобретение медицинской аппаратуры и лекарственных препаратов для проведения химиотерапии. И именно тогда, глядя на эту женщину, я первый раз задумался о несправедливости, когда болезнь можно излечить, а возможностей нет.

 

Очень часто лучшее лекарство – это обойтись без него?

Заниматься самолечением ни в коем случае нельзя! Лучше десять раз проконсультироваться с врачом, а после уже принимать соответствующее лечение. Единственный метод борьбы с раком — лечение в медицинских учреждениях. Современная медицина в состоянии излечить злокачественные опухоли почти всех локализаций, если они диагностированы в ранней стадии. Лечение вне медицинских учреждений непроверенными методами и средствами ведет к запущенности болезни. Не будем забывать, что здоровый образ жизни отменяет множество заболеваний.

 

В каком случае врач может отказаться от клятвы Гиппократа?

Как можно вообще в жизни дать клятву, а потом от нее отречься? Это неприемлемо! Врачебная специальность считается одной из самых тяжелых, но и одной из самых престижных. Очень мало специальностей у нас на земле, где принимают клятву. Я бы хотел, чтобы и журналисты, прежде чем идти в свою профессию, давали клятву. Перед тем, как преподнести определенную информацию, они должны нести ответственность за сказанное и выпущенное в массы.

 

Над чем Вы смеетесь чаще всего?

Чаще всего я смеюсь над собственными неудачами.

 

Медицинские опыты, проводившиеся во времена Второй мировой войны, имеют прямую связь с успешно развивающейся в наши дни медициной Израиля и Германии?

Ни в коем случае! Не только Германия и Израиль славятся хорошей медициной, и не думаю, что всё это имеет отношение к жестоким опытам или к какой-либо войне. В Англии, Франции, Австрии, Израиле, Германии, США и так далее есть совсем другие возможности, необходимая аппаратура и лекарства. Но даже развивающиеся страны могут себе позволить лечить своих онкологических больных только на 42%.

 

Меняется ли отношение врача в зависимости от финансовых возможностей пациента?

У настоящих врачей — не меняется. Я всегда говорил, что самое страшное заболевание это не рак, а болезнь, при которой человек видит свою жизнь через призму денег. Мне не важно, во что он одет, министр ли он или обычный крестьянин. Я всегда стараюсь сделать все от меня зависящее и помочь всеми возможными средствами. Для меня все пациенты равны, и я считаю, что это грех – делить людей или выбирать по финансовым или каким-либо другим отличиям. Мы все ходим под Богом, об этом не надо забывать.

 

Хотели бы Вы работать в другом месте, в другой стране, в другой клинике?

У меня было очень много возможностей. Я это не сделал и никогда не сделаю. Место, где человек рождается — особенное. Он нужен именно там. Я не верю людям, которые уезжают в другие страны и говорят, что им там хорошо. Они сами себя обманывают. Ни один человек не покинет дом родной, имея возможность зарабатывать и жить достойно. Они делают это вынужденно, так как у них нет другого выхода, их жизнь заставила.

 

Из профессии, дающую жизнь, в профессию, отбирающую жизни?

Первая моя специальность, которую я получил после окончания медицинского училища, была  стоматология, а институт закончил по специальности «акушерство и гинекология». Когда мои друзья и коллеги узнали что я ушел, они сказали, что я их предал. На что я ответил: «Я так сильно боялся, что пациент может меня укусить при определенных процедурах, что ушел туда, где нет зубов». Конечно, это шутка.

Если вы говорите об акушерстве и онкологии, то это две специальности, тесно связанные между собой. И та и другая дают человеку шанс на жизнь. Одна это делает в первый раз, другая дарит вторую жизнь.

 

К Вам на операционный стол попал Ваш заклятый враг, что Вы будете делать?

Как говорил мой покойный отец: «Всегда делай людям добро! А врага корми хлебом до тех пор, пока он не станет другом. Он либо им станет, либо лопнет».

Я отвечаю в этой жизни только добром. Я никогда не держу зла. Обида и злость разрушают человека. Всё плохое надо отпускать и забывать. Прошлому нужно отдавать дань и благодарить за всё самое ценное, что сделало и делает твое настоящее.

5.

Конфликтный ли Вы человек?

Я неконфликтный, но у меня всегда есть свое мнение, и я его высказываю. Если мой оппонент аргументированно докажет ошибочность моего мнения, я принесу свои извинения и приму его точку зрения или пересмотрю свои взгляды. В жизни, как и в медицине, нельзя быть категоричным. Это мешает развитию и прогрессу.

 

Довольны ли Вы работой Министерства здравоохранения?

За время моего пребывания на должности директора и не только, я работал с девятью разными министрами. Я воздержусь от комментариев, сейчас не стал бы говорить о политике.

 

В чем проявляется человеческая глупость?

В неосторожности.

 

Что не лечит время?

Душевную боль и ностальгию. Мы никогда не сможем смириться с потерей любимых. Мы всегда будем скучать по тем людям, которые навсегда ушли из нашей жизни. Эту пустоту ничем не заполнить.

 

Самый абсурдный поступок в Вашей жизни?

Я очень мало времени уделял своим родителям… очень редко ездил к ним. Это было самым нелепым и абсурдным поступком в жизни. Я всех призываю не совершать такой глупости и ценить своих родных, пока они живы.

 

Ваше состояние духа в настоящий момент?

Я большой оптимист. Я всегда радуюсь успехам своей семьи, своих детей. Семья – это самое дорогое и ценное, что может быть в жизни каждого человека. Это крепость, которую нужно оберегать и защищать. Я очень люблю своих родных и близких.

 

 

 

Читайте также:

By: /
Анна Урсаки

"Мир сильных мужчин - это миф".

3324 0
By: /
Олег Ефрим

"Иногда смерть – самый легкий путь избежать наказания за свои деяния."

3408 0