By:

ВИЧ +: 8 историй. 2 картины. 1 диагноз

8 ВИЧ-позитивных женщин пишут картины в поддержку борьбы с болезнью для благотворительной продажи. Каждая из художниц рассказала свою историю: насилие с раннего детства, диагностирование ВИЧ+, отношение общества к людям с этим диагнозом.

Фото:Юлия Игнатенко

Поговорить открыто о самом сложном, выразив себя в творчестве – вот, что предложили участницам компании “Насилию нет оправдания”. Образовав круг искренности, женщины сначала делились страхами и пережитыми эмоциями, а после рисовали их на холсте. Спонтанно. Арт-терапия не требует организованности, она выносит всё потаённое на бумагу экспромтом. Холст произвольными линиями разделили на части и стали разукрашивать разными цветами. Кто-то стремился делить его на крупные плоскости, а кто-то старательно заливал краской мелкие детали.

Наталья Паламарь:

“Я научилась адекватно относиться к своему диагнозу, поэтому мне не сложно открыть лицо. Я здоровый человек. Не чувствую себя больной или ущербной. Хочу своим примером показать и другим людям, что бояться нечего. Была бы рада, если бы кто-то вышел из этого кокона. Для меня сегодняшнее мероприятие – это ещё один шанс продолжить внутреннюю работу. Я с раннего детства была подвержена насилию, но теперь меня пугает судьба моих детей. Уверена, именно от матери зависит, как сложится жизнь её ребёнка. Если мать терпит насилие в семье, страдают и дети. Наверное, арт-терапия работает как камень, брошенный в воду. Круги появляются через время. На тренингах я учусь отпускать прошлое, не мучить себя и жить будущим. Ищу ответы на вопросы, почему некоторые женщины все-таки терпят насилие.

– Вижу большую проблему в том, что общество не умеет разговаривать с детьми на деликатные темы. Я жила в советское время, когда тема секса была под запретом. Отчим пытался склонять меня к половой жизни с десяти лет, бывали случаи на улице, когда посторонние мужчины настаивали на близости. В первый раз это случилось в семь лет. Тогда я стала подозрительной, недоверчивой. Со своими детьми я стараюсь быть более открытой, ведь разговор на такие темы может предостеречь ребёнка. Да и лучше, чтобы ребёнок узнал об этом в семье, а не на улице и в каких-то извращенных формах”.

Как оказалось, пришедших на сеанс арт-терапии страшит не диагноз, а отпечаток прошлой несчастливой жизни, отголоски которой преследуют их до сих пор. Участницы кампании признаются, что такие мероприятия не дают им чувствовать себя одинокими.

Татьяна Мещерякова:

“С детства у меня были плохие взаимоотношения с мамой. Это была обида на то, что она не уделяла нам должного внимания. Основные потребности удовлетворяла, но тепла мы от нее не получали. Сейчас мы живем с мамой вместе. Когда она стала выпивать, я отдала ее на лечение. Мы часто ссорились. Она обвиняла меня в моей болезни, говорила, что я сама загубила свою жизнь. А я винила в этом ее. На арт-терапии я поняла, почему однажды мне пришлось встряхнуть ее, чтобы она замолчала, насколько сильно ранили ее слова. Поняла, что винить мне ее не за что.

В студии у нас было упражнение «круг доверия». С нами работал психолог, мы очень хорошо пообщались. Плакали, выясняли причины неудач и рисовали. Очень многое удалось переосмыслить. Когда я приехала домой, первым делом обняла маму и попросила у нее прощения. Мы простили друг друга”.

Если проблемы действительно оказались родом из детства, то арт-терапия во всех смыслах позволила в него окунуться, вспомнить себя, увидеть будущее в светлых красках и отпустить прошлое.

Инга Орехова, директор арт-студии “Семь цветов счастья”:

“Арт-терапия влияет на все сферы нашей жизни и способствует их трансформации. Сейчас всё больше людей осознает, что психология и искусство – неотъемлемые части одного целого. С помощью арт-терапии можно разглядеть себя. Этот метод работает по принципу программирования задачи и решения текущих проблем. Посредством рисунка можно понять причину заболевания, и то, почему человек не желает меняться. Это лёгкий, но очень глубокий процесс. И изменения есть всегда”.

Организаторами выступили сообщество женщин, живущих с ВИЧ и уязвимых к ВИЧ-инфекции, и общественная ассоциация “Позитивная Инициатива”.

Ирина Белевцова, лидер Сообщества женщин, живущих и уязвимых к ВИЧ, представитель Евразийской Женской Сети по СПИДу в Молдове:

“18 ноября мы сделаем ещё один мастер-класс по живописи, тоже на тему насилия. Будут ВИЧ-положительные женщины, говорящие о болезни с открытым лицом, и публичные женщины Молдовы. В планах — нарисовать 12 картин. Перед участницами будет много картинок на выбор. Каждая выберет ту, которая будет отражать ее душевное состояние, и срисует ее.

Все картины будут выставлены на благотворительную продажу, а вырученные деньги будут переведены в фонд кампании “Яркий цвет доброго дела”, нацеленной на сбор денежных средств для борьбы с эпидемией ВИЧ/СПИДом. Мы планируем, чтобы на благотворительной продаже были представлены 2 картины, созданные во время арт-терапии и 12 картин, которые будут нарисованы в пятницу”.

Официально в Молдове зарегистрировано 7,5 тысяч граждан, живущих с ВИЧ-инфекцией. По неофициальным данным таких людей около 18 тысяч. Врачи призывают периодически сдавать анализ на ВИЧ, так как заболевание не явное и порой протекает без симптомов.

Тренинги и семинары будут проводиться с 11 по 25 ноября в шести регионах Молдовы в рамках кампании «Насилию нет оправдания». Кампания проходит под эгидой таких крупных доноров как Евразийская Женская Сеть по СПИДу, UN Women Moldova и центр PAS.

 

 

 

Читайте также:

By: /
Секреты близнецов. Женя и Саша

Рождение человека – это чудо природы. Рождение двух одинаковых людей – чудо, помноженное надвое. Близнецы! При взгляде на них невольно возникает улыбка. Они всегда притягивали и будут притягивать внимание. Хоть раз, но у каждого в голове возникали мысли: каково это – видеть перед собой свою копию? Что значит быть близнецом? Отличается ли их внутренний мир друг от друга? Являются ли они особенными? Знают ли они друг друга как самих себя? Мы решили заглянуть в мир близнецов и узнать все как есть. Из первых уст.

3631 0
By: /
Созависимые отношения. Это обо мне?

Когда речь идет о деструктивных отношениях, которые выстраивает перверзный нарцисс, в фокусе внимания оказывается именно абьюзер и методы, которыми он действует. Нам кажется, что если мы поймем его алгоритм и научимся срывать маски, то больше никогда не будем втянуты в токсичные отношения. Но, несмотря, на все знания, мы раз за разом наступаем на те же грабли, влюбляясь в очередного перверзника. Почему так происходит?

318 0