By:

Янош Петрашку

Движение. Искусство. Танец. Эмоция. Эти слова заряжают энергией театр M.A.D.E. Mișcare. Artă. Dans. Emoție. Когда речь и язык оказываются бессильными, в дело вступает пластика. Герой нового интервью цикла "АнтиКризис жанра" — основатель единственного в Молдове physical theatre Янош Петрашку.

Фото: Наталья Вышковская

Каждой стране — свое доминирующее искусство. Культура средиземноморских Испании и Италии, например, подчеркнута визуальна. Именно поэтому здесь интенсивно расцвели живопись, скульптура, кинематограф. Россия всегда считалась страной литературоцентричной, где слово обожествляли, где на него возлагали надежды на переустройство мира. Культура Молдовы же вращалась и вращается вокруг музыки. Звук и танец – ее ядро.

Кишинев долго ждал появления театра, подобного M.A.D.E. Наконец, дождался, словно апрельского неба после свинцовых туч зимы.  Mișcare. Artă. Dans. Emoție. Никаких слов. Только чистое искусство.

Physical theatre — так в англоязычной традиции называют ту разновидность театрального искусства, которую пытается развивать в Молдове M.A.D.E., очень прозорливо уловив музыкальность нашей культуры и необходимость надязыковой коммуникации.

Выдающиеся мыслители ХХ столетия, особенно связанные с экзистенциалистской школой, не раз высказывали идеи  «некоммуникабельности» языка. Каждый человек пытается вложить в слово не только присущее ему изначально лексическое значение, но еще и собственный индивидуальный оттенок смысла, который другими людьми не считывается. Таким образом огромный пласт информации, выражающий глубинные пласты наших личностей, теряется. Подлинное общение оказывается невозможным, поскольку сказать и говорить – не одно и то же. Мы все время говорим, говорим, говорим. Но так редко при этом способны что-либо сказать друг другу.

Что делать? Искать альтернативы. Коллектив M.A.D.E. пытается их найти в physical theatre. Это отличная антикризисная терапия для молдавского театра и общества в целом. Врываясь ураганом движения и чувств на кишиневские сцены спектакли M.A.D.E. помогают нам чуточку приблизиться к современности, не отставать от бурного потока эпохи. Настоящий незакостенелый театр в Кишиневе возможен. Один из таких — M.A.D.E.

Янош Петрашку, его основатель, встретился со мной в одном из городских кафе. За чашкой кофе мы поговорили о молдавском театре, его достижениях и просчетах, сложности быть первопроходцем и преимуществах жеста над словом.

Каковы, на ваш взгляд, особенности современного театрального процесса в Молдове? 

Пожалуй, современным-то его будет назвать как раз и сложно. Ни в отношении репертуара, ни в плане оснащения сцены. У нас есть очень хорошие специалисты: актеры, сценографы, хореографы, — однако нет технической базы, которая помогла бы им реализовать потенциал. То же можно сказать и о репертуаре, в нем пока преобладает классика, хотя, конечно, и у нас начинают искать драматургов, затрагивающих актуальные для сегодняшнего дня темы. Полагаю, молдавским театрам нужно больше ставить авторов, по которым в Кишиневе спектакли еще не делали.

Почему наши театры так редко обращаются к современной молдавской драматургии? Иногда может сложиться впечатление, что ее как явления не существует.

Почему же, она есть, правда, ставят ее редко. Иностранное для нас пока интереснее национального. Но в Молдове можно найти замечательных, талантливых авторов, произведения которых с успехом бы шли на наших сценах. Совсем недавно Национальный театр М.Еминеску взял премию со спектаклем по «Каса маре» И.Друцэ. В театре «Geneza Art» тоже ставят спектакли по произведениям наших драматургов: Даниела Бурлака адаптирует для сцены романы, но делает это с аутентичными авторами, и это очень радует. Также начинает развиваться жанр Театр ДОК. Он близок Лyминице Цыку и Николете Есиненку.

Статус человека культуры в нашем обществе дискредитирован? Почему люди искусства не обладают должным положением в социуме?

Дело во многом в отношении государства к людям культуры. Нет должного финансирования искусства, в эту сферу вкладывать не выгодно. В такой ситуации артисты вынуждены заниматься другими работами, чтобы хоть как-то существовать. Даже не жить, а именно существовать. А без материальной базы, без соответствующего ей имиджа в глазах общества они весом, увы, не обладают. И, конечно, дело еще в отношении творческой прослойки к социуму, в том, как люди искусства себя подают. Музыкант, актер, скульптор, поэт должны быть образцами поведения и мышления. Тогда и относиться к ним начнут соответственно.

Ваши пять претензий к молдавскому театру.

Нет поддержки молодых артистов. Боязнь экспериментировать. Отсутствие развития. Не выработаны правильные маркетинговые стратегии продажи спектакля. Театр не стал для нашего зрителя местом, в котором он может открыть душу.

 А теперь пять достоинств молдавского театра, на ваш взгляд.

Несмотря ни на какие трудности, наши артисты работают с полной самоотдачей. Они больны театром в хорошем смысле слова. Для молодых есть много примеров состоявшихся актеров, которые были готовы менять мир к лучшему. Базис русской драматической школы, который заложил фундамент молдавского театра, — тоже большое преимущество.

Три театральных режиссера, творчество которых лично для вас имеет вес.

Слава Самбриш. Виталий Дручек. Луминица Цыку.

Перейдем к театру M.A.D.E. Вы стартовали очень хорошо. Спектакль «Шах/Мат» пользовался огромной популярностью. Затем состоялся еще один, социальный проект, посвященный проблемам насилия в семье. Что происходит в вашем театре сейчас?

Нас многие спрашивают, когда ожидать новые постановки от M.A.D.E., даже пишут в личку. Радует, что мы заинтриговали зрителя. В театре пока затишье, но мы не закрываемся и готовим для Кишинева очень крупный проект. Над ним мы работаем около двух лет. Обещаю, это будет неординарный спектакль. Мы надеемся по-настоящему удивить аудиторию. Что именно будет представлять постановка и когда ее ожидать, пока говорить не буду. Следите за нашей страницей на Фейсбуке.

Как сказывается на судьбе театра отсутствие постоянной площадки?

Трудно удержать зрителя. Он путается, в какой театр идти в очередной раз, не понимает, приходит ли он, скажем, в театр М.Еминеску или в M.A.D.E. С точки зрения менеджмента это отпугивает. Надеемся, в скором времени мы найдем диалог с каким-то одним театром, который разрешит нам всегда работать на одной площадке.

Получает ли M.A.D.E. какую-либо финансовую поддержку?

Государственную поддержку мы не получаем. У нас нет лицензии профессионального театра, а чтобы ей обладать, нужно пройти через нескончаемую мороку бюрократии. К тому же консилиум, который оценивает, достоин ли тот или иной коллектив называться театром, под театром понимает исключительно драматическую его разновидность. У нас пока не охотно признают, что помимо него, есть и другие виды этого рода искусства, и все они очень важны. Мы в театре M.A.D.E. уже сталкивались с непониманием того, что мы делаем. Наш театр – физический, в нем мы пытаемся совместить балет, пантомиму, акробатику, актерское мастерство. В Европе и Штатах подобные формы используют широко, а в Молдове нам приходится быть первопроходцами. И как всяким первопроходцам, нам непросто ломать сложившийся менталитет. Нас очень обрадовало, что недавно, кроме нас, Александра Сошниковa и Сережа Головня тоже сделали спектакль в стиле physical theatre. Значит, театральное искусство в Молдове не стоит на месте. Я немного ушел в сторону от вопроса, но вернемся к нему. Финансирования у нас нет, но мы стараемся участвовать в различных конкурсах для получения грантов. Думаю, мы везунчики, так как выиграли их для наших проектов.

Основать новый театр в Молдове – заведомо обреченная затея?

Трудно сказать, заведомо обреченная или нет. Все зависит от человека, который основывает. Если он окружен единомышленниками, если у него есть на кого опереться, то даже самая последняя надежда не умрет.

Слово для вас – несовершенное средство коммуникации?

Слово – всего лишь информация, которая сопровождает тот или иной жест. Пластика в работе актера первична. Для меня эмоция превыше слова. Язык тела – самый универсальный и красивый. Он потянет всем. И он говорит больше, чем речь. Информация, которую дает слово, очень ограничена, а язык тела дает широту трактовки. Для меня слишком много словесного текста – это всего лишь поток бессмысленной информации.

Почему, на ваш взгляд, несмотря на выраженную музыкоцентричность молдавской культуры, у нас совершенно не развит жанр мюзикла?

В Молдове нет соответствующих актеров и режиссеров. Образовательная система этот жанр начисто игнорирует. Мюзикл пока не укоренен в нашей традиции, с молдавской аудиторией не пытались говорить на его языке. Надеюсь, в театральной жизни Кишинева он обязательно найдет свое место. Мюзикл — ведь одна из самых коммерчески успешных форм театра, но это не значит, что это жанр легкомысленный. В нем можно затрагивать очень серьезные темы, но посредством вокала и телесной выразительности.

Каковы проблемы маркетинговой политики молдавских театров?

Маркетинговые стратегии в наших театрах как таковые и не развиты, а любой спектакль нужно уметь продвигать, подавать публике. Люди приходят в театр либо на режиссера, либо на актера, либо на конкретное произведение драматурга. Нужно точно знать, на какую из этих составляющих ставить. Маркетинговую политику начинают потихоньку осваивать лишь молодые театры. Например, тот же «Geneza Art», в котором Даниела очень хорошо подает продукт через актеров, будь то Нику Цуркану, Юрий Гологан или Дана Чобану. Но всем нам не хватает специалистов, у которых можно было бы перенять опыт. Культурный маркетинг в Молдове существует разве что на бумаге.

Второй спектакль театра M.A.D.E. был посвящен теме насилия в семье. В современном искусстве идет ожесточенная полемика, должно ли оно касаться социальных проблем или лучше оставить эту прерогативу журналистике. Какова ваша позиция в вечном споре?

Театр всегда затрагивал злободневное. Если, например, взять Шекспира, то темы, которые поднимал он, в его время выглядели остросоциальными. Так почему актуальный театр не должен затрагивать болезненные в настоящий момент темы? Театр – это хирург души. Он должен ставить вопросы, должен быть неудобным. С помощью него можно поднимать темы, о которых мы в обществе порой не рискнем заговорить. Это очень сильный инструмент изменения мира.

Какой спектакль никогда бы не поставил Янош Петрашку?

Никогда не задумывался над этим. Было время, когда я думал, что мне не близок Чехов, но теперь и в его текстах вижу потенциал для вещей в стиле physical theatre. Может быть, я никогда не поставил бы политический спектакль. Не знаю. Могу точно назвать постановку, которую одновременно мечтаю сделать и страшно боюсь. Это «Мештерул Маноле, или Монастырь Арджеша».

И напоследок ваш совет всем, кто мечтает связать свою жизнь с театром.

Перед тем, как делать это, подумайте очень-очень-очень хорошо. Потому что если вы театром заболеете, это будет неизлечимо.

1135 0
Читайте также:

By: /
Ронин Теренте

BRW-Magazine открывает цикл интервью «АнтиКризис жанра», посвященных культуре в Молдове. Первое из них знакомит вас с автором недавно вышедшей поэтической книги «#epistolecatrenimeni» Ронином Теренте.

1365 0
By: /
18+
SWEET 40

40 лет – еще все можно и пока кое-что неплохо получается...
хотя, по сути - середина жизни, кризис среднего возраста, переоценка ценностей и все такое…, какое «сладкое» может быть здесь, спросите вы!?
Что же такое секс в 40?
Все ответы здесь !

793 0