«Я сожалею о…» Откровения двух поколений

У сожалений нет возрастных ограничений. Каждому из нас есть о чем вспомнить и снова забыть. Редакция BRW запускает машину прожитого времени. Два разных поколения рассуждают на тему личных сожалений и делятся своими историями.

Фото: Яна Бурмистр

Переосмысливают опытные

Вы погружаетесь в уютное широкое кресло, укрываетесь шерстяным пледом и, делая очередной глоток горячего листового чая, предаётесь воспоминаниям. Никакой суеты. Только смена кадров в ретроспективе. А быть может, все кардинально противоположно: вы так же спешите на работу, доказывая себе и остальным, что любой возраст – не более чем цифра, личная банальная статистика. Умудрённые опытом и прожившие большую часть жизни: о чем они могут сожалеть и что проворачивать в голове? Разные случаются откровения.

Юрий Аркадьевич Хармелин

Основатель, художественный руководитель и главный режиссер театра «С улицы Роз».

 

Несмотря на то, что могу себя назвать счастливым человеком, есть один момент, о котором я хотел бы рассказать. Почти 40 лет назад я организовал театр «С улицы роз». Когда-то, находясь в помещении 55-ой школы,  он был театром «На улице роз». Так случилось, что мы переехали. И вот уже 16 лет живем в стенах городского театрального лицея.  Но по факту мы всю жизнь находимся НА УЛИЦЕ. Театр очень популярен: одна за одной премьеры, билеты раскупаются мгновенно, да и имя за пределами страны сложилось громкое. Тем не менее, у нас нет дома. Это всего лишь приспособленное помещение бывшего детского сада с импровизированной сценой. И только 4 или 5 лет, как здесь есть такая высота, ведь раньше потолки были намного ниже. Уже почти 14 лет стоит недостроенное здание нашего будущего театра. Планируется специальная сцена и зал, рассчитанный на 220 мест, когда в нынешнем – 100. Последние 7 лет строительство вообще не финансируется.

Я очень сильно сожалею, что у нас такое отношение власти к искусству, к культуре.  В любые времена и при любой власти давали многочисленные обещания, одобряя желание. Но дальше слов дело не заходит. Вы подумайте, ведь последний транш был в конце 2008 года. Тогда государство в последний раз выделило некую сумму. К тому моменту театр был построен примерно на 55%. Сегодня этот процент уже не тот. Люди без определенного места жительства разворовывают инвентарь, вынимают окна. Здание пылится. Все надо делать заново. В лучшем случае театр построен на 35%. Это то, что болит. И болит изо дня в день. Хочется, чтобы о нас НЕ ЗАБЫВАЛИ в родной стране, тогда как за рубежом нами гордятся.

Борис Андреевич Парфентьев

Доктор исторических наук, преподаватель в Молдавском государственном университете (факультет журналистики).

 

Я 35 лет проработал в журналистике. Мне это всегда нравилось! Сожалею, правда, что языки не учил. Вспоминаю, что поступало предложение поехать в Женеву в организационный комитет конкурса «Евровидение». Тогда я был директором департамента международных отношений  на Телерадио-Молдова. Но незнание языков стало преградой. Конечно, по долгу службы я путешествовал по Европе: Брюссель, Прага, Сербия. Занесла профессиональная деятельность и в Америку. Работал на международных конференциях и съездах с переводчиком. Но ведь не всегда есть такая возможность. Потому обращаю внимание молодого поколения: учите языки, пока молодые и любопытные! Коммуникация дает шанс стать человеком мира.

Cожаление, что потерял связь с хорошими людьми? Есть. По роду своей службы встречался и общался с москвичами, киевлянами, петербуржцами, узбеками. Первые годы мы еще как-то поддерживали связи и отношения, они даже приезжали гостить в Молдову. Но со временем ниточки оборвались. Почему так – не знаю. Так же и с родными людьми. Рассыпались братья и сестры по свету. Понимаешь, что с соседями или просто знакомыми общаешься теснее. Но расстояние – не всегда потеря. Случалось и такое, что некоторые друзья и одноклассники повернулись спиной ко мне, к другому берегу (в прямом и переносном смысле). А ведь живем в одной стране. Время сейчас политически нестабильное, горькое.

Но что же мы все о грустном да о грустном? Я вот, например, жалею, что так и не смог посетить Южную Америку. Путешествовал много, а этот континент остался незатронутым. Традиции, культура, природа специфическая. Непроходимые леса, река Амазонка, островки с племенами, чей быт напоминает первобытное общество – сколько загадок и приключений! Финансовая сторона препятствует моему порыву открыть для себя новую страну. Но кто знает? (смеется)

Галина Ивановна Олту

Преподаватель по мнемотехнике

 

Очень много в жизни происходит вещей, о которых мы вспоминаем с грустью.  Но сожалеть, наверное, не стоит. Это разрушительный процесс. Все, что было не так, из-за чего я плакала и переживала по молодости лет – это все были уроки. Но иначе я бы так и не узнала цену людям. И это здорово.

Я мало успела сделать в жизни. Это, пожалуй, единственное, о чем я сожалею. Мы так много времени проводим впустую. Мы не реализуем себя до конца. А мне хочется хотя бы на 180% (смеется). Задачи сегодняшнего дня не решаются завтра…  Пришла идея – осуществляйте!  Мы теряем потенциал и время. Сожалеть нужно о том, что на планете мы не понимаем, что имеем. Не ценим. Что идут войны, и не понятно из-за чего: из-за границ, из-за разностей религий. Это большая травма. Никакая разность культур и национальностей не должна помешать взаимопониманию. Делиться на русских, украинцев, молдаван или румын…Хммм, мне кажется это даже смешным. Мы все – одна большая семья. И то, что этот негласный факт сам собой забывается или намеренно стирается, заставляет и меня предаваться сожалению.

Сейчас я понимаю, что были вещи не столь глобального характера, которые когда-то очень хотелось изменить, но на самом деле не стоило.  И благо, что их не случилось. С 5-6 класса я играла в школьных спектаклях, потом и на других непрофессиональных сценах в Кишиневе. Прослушала курсы актерского мастерства и режиссуры. Мечтала стать актрисой. Но мама наотрез отказала. Не пустила в Москву. В те мои 17 лет это ранило. Но прошло время, я стала преподавателем русского языка, а затем и английского. Обучаю техникам развития памяти и техникам быстрого чтения. Толкаю к тому, что можно воспринимать мир иначе, несмотря на менталитет. А учитель – это всегда актер. Ничего не прошло даром, все те навыки пригодились. Стоит ли сожалеть, что я не стала актрисой?

Анализируют молодые

А как же молодые и перспективные, которые слушают эти самые истории. И у них за спиной есть небольшой, но существенный отрезок для самопознания. Им тоже есть о чем жалеть. Пока что только жалеть, а не сожалеть. Это приходит с годами, или не приходит вовсе, к счастью.

Катерина Выздоагэ

Персональный ассистент руководителя компании

 

Я всегда была неравнодушна к музыке. Но так сложилось, что родители не отдали меня в музыкальную школу. А я тяготела. И очередной поход в театр на оперу «Евгений Онегин» все изменил. Поняла, что академический вокал – предел мечтаний! Помню, как ходила и напевала себе все партии главных героев. Кстати, один из местных оперных певцов и дал мне надежду на музыкальное будущее. И вот он, девичий хор «Cantabile», который стал моим домом. Не зная нот, с больным в то время ухом пришла на прослушивание. И меня приняли!!! Дирижер разглядел потенциал. И за месяц я выучила все произведения, что исполнял хор в течение года. Мечта осуществилась!

Мы принимали участие в международных конкурсах: в Италии, Венгрии, Польше, Нидерландах, Украине и Румынии. Из года в год выступали в Органном зале на различных фестивалях. Даже стали участниками конкурса «Românii au talent» и финалистами местного шоу «Moldova are Talent». Но окончив университет, мне пришлось оставить любимое занятие. В силу рабочего графика стало невозможным посещать репетиции.  А порой одна репетиция решает все! Пение в хоре всегда было для меня отдушиной. Конечно же, я очень скучаю по тем временам и часто жалею, что бросила это хобби. Каждый раз думаю, что мне всего 23 года, что можно начать все сначала. Отдаваясь душой искусству, ты должен отдавать и чувства, и время, и силы. Репетировать, будучи измотанной и взмыленной после работы,  не имеет смысла. Эффекта не будет, удовольствия не будет. А как хотелось бы снова стоять на сцене и петь, проникаться и очаровываться…

Сергей Киртока

Студент, ведущий авторских передач на местном телеканале.

 

Признаться, меня однажды посещал такого рода вопрос. Как и у любого другого человека, у меня есть моменты, о которых, пожалуй, стоит жалеть. Хотя я не сторонник таких вещей. Привык мыслить позитивно (улыбается). Первое – то, что я рожден в Молдове, а ни где-нибудь во Франции в Марселе. Шутка, конечно же. Жалею о том, что в школьные годы мало времени уделял чтению и изучению иностранных языков, а ведь возможностей было предостаточно. Сейчас мне приходится совмещать учебу в университете, работу и саморазвитие. Ну а если «серьёзно», жалею о том, что я не в парламенте, так бы часть из украденного миллиарда была моей.

Александра Кисеева

Студентка, модель

 

Думаю, больше всего я сожалею о том, что у меня сформировалась плохая привычка все откладывать на потом. Сейчас я оглядываюсь назад и понимаю, начни я это тогда, все бы уже действовало мне на пользу. Думала я как-то научиться делать шпагат. Просто для себя. Это требовало бы каждодневной небольшой тренировки. Все сразу или ничего – в этом вся я. Шпагат – это отличная растяжка, а значит, плюс для работы модели. Теперь бы этот навык мне очень пригодился.

 

 

У каждого возраста – свои переживания. И для представителя любого поколения они кажутся в одинаковой степени серьезными. Даже если они по-ребячески смешные. Потерянное время – вот что объединяет рассуждения двух настолько разных поколений. Мысли о глобальном у старшего поколения и о единоличном – у молодого. В этом их естественный и существенный контраст. Главное, прожив жизнь, не убиваться терзающими каждодневными сожалениями. А тем, кто только начинает в полной мере жить, научиться обращать внимание на желания, мечты и проблемы. Решать их сразу же по мере поступления, чтобы потом ни о чем ГЛУБОКО не вздыхать.

By: /
Бежать или лежать?

Что делать, если на пути повстречалась злая собака? Советы кинолога.

2474 0
By: /
На лице написано. SIMPALS

Что будет, если человека лишить слов, оставив только эмоции? А если этим человеком будет тот, для кого слова - профессиональный инструмент? Журналисты - натуры в большинстве своём многословные. Их хлебом не корми - дай поговорить, расспросить, высказаться. Мы задали им вопросы и попросили ответить, используя голос эмоций. Что из этого вышло - смотрите сами!

2337 0