By:

Трансгендер. Долгая дорога к себе

Сегодня весь мир отмечает день памяти убитых на почве ксенофобии трансгендеров. Как живут трансгендерные люди в Молдове?

Мы договорились о встрече в городе. Признаться, я волновалась немного больше обычного. Есть люди, о которых легче молчать. Общество выталкивает их из своих рядов, как нечто постыдное. Но если отбросить «белое» и «черное», выйти за рамки «свой-чужой» и увидеть прежде всего человека? Что за человек Саша (по этическим соображениям имя изменено – прим. редакции), с которым я иду на встречу? Всё, что я знала – Саша готовится к «переходу». Так транссексуалы называют длительный процесс коррекции биологического пола.  

Вы когда-нибудь думали о коррекции пола? Лично у меня одна мысль об этом вызывает ужас, я не представляю себя мужчиной и быть им не хочу. А Саша идет к «переходу» ftm (female-to-male) планомерно. Даже будущая профессия выбрана не только из любви к точным наукам, но и потому, что относится к категории высокооплачиваемых. Деньги для операции понадобятся немалые, однако финансы – только часть проблемы. Гораздо сложнее преодолеть предвзятость и агрессию, особенно когда она исходит от родных.

Отношение незнакомых людей можно игнорировать,  а вот со своими близкими… Это очень сложно,– делится Саша. – Я скрывал свою транссекуальность. Долгие годы мне приходилось изображать из себя девочку дома и в школе. Школа была для меня настоящим кошмаром, особенно в последних классах, когда я уже не выглядел как девочка. Иногда я говорил о себе в мужском роде в присутствии одноклассников, меня считали немного нездоровым человеком. Всё это было сложно переносить. Однажды мама увидела мой профиль на одном из сайтов, где я общался, и всё поняла. Для меня её реакция была неожиданной. Я предполагал либо принятие, либо явную агрессию, но… Сначала мама пыталась  поговорить со мной, но все разговоры сводились к тому, «что обо мне скажут другие люди, когда узнают, какой у меня ребенок?» А потом началась пассивная агрессия. Мама никогда не обращается ко мне в мужском роде, осуждающе смотрит на мой внешний вид (короткая стрижка, мужские джинсы, свитера). Слова «транссексуальность», «трансгендер» в нашем дома никогда не произносятся, вернее мама никогда их не произносит. Она говорит: «те», «эти», «они». Для нее невыносимо даже назвать вещи своими именами, признать, что трансгендеры существуют. 

Я вынужден скрывать от родных часть своей жизни, потому что они не готовы принять меня таким, какой я есть. Это очень тяжело, также, как и жить в постоянном страхе «разоблачения». Когда мне звонят друзья, которые не знают обо мне всей правды, у меня такое чувство, что вот-вот мне скажут: «Я всё про тебя знаю».

Как отмечает Артём Завадовский, экс-координатор Программы развития сообщества ЛГБТ в Центре информации ГЕНДЕРДОК-М, в Молдове о феномене трансгендерности практически не говорят. Общество не готово принять людей, которые не вписываются в двойственную – бинарную – гендерную систему: «Так как гендерная идентичность подавляющего большинства людей совпадает с полом (мужской или женский), определённым при рождении, у многих даже не возникает мысли, что может быть и по-другому. На это накладываются существующие социальные, религиозные и правовые аспекты, которые выводят трансгендерных людей за рамки общепринятой нормы. До недавнего времени транс-люди были не готовы открыто говорить о своей трансгендерности, не только опасаясь дискриминации и насилия, но и из-за внутренней трансфобии. Кроме того,  трансгендерность до сих пор воспринимается через призму психиатрической патологии». 

Мать долгое время водила Сашу по психологам, надеясь, что ему «докажут», что он не транссексуал, но ожидания не оправдались. В настоящее время Саша работает с психиатром и планирует физическую коррецию пола.

Транссексуализм. Что это такое?

Так как трансгендерность (несовпадение гендерной идентичности и пола, определённого при рождении) рассматривается ВОЗ как патология, Молдова руководствуется 10-ым выпуском «Международной классификации болезней», в который включен диагноз «транссексуализм».

Трансгендер. www.brw.md

Поставить диагноз «транссексуализм» непросто. Исходя из статистики, в мире на 150 тысяч нетрансгендерных людей один транссексуал, так что психологи и психиатры сталкиваются с транссексуализмом не каждый день. Кроме того, некоторые поведенческие черты транссексуалов схожи с поведением трансвеститов, например, желание  носить одежду противоположного пола. С точки зрения сексуальности транссексуализм зачатую «сцеплен» с гомосексуальностью, хотя транссексуал может быть гетеросексуалом, гомосексуалом или бисексуалом.

Также с точки зрения медицины необходимо четко дифференцировать «бредовой транссексуализм», возникающий на фоне тяжелой психической патологии (как правило, шизофрении), от действительно транссексуализма.

При «бредовом транссексуализме»у пациента возникает навязчивая идея сменить пол. Такие люди считают себя жертвами медицинских экспериментов или магии и требуют вернуть им их «изначальный» пол, однако после соответствующего лечения это желание исчезает.

При транссексуализме человек испытывает стойкий дискомфорт от принадлежности к мужскому или женскому полу. Для него строение собственной фигуры, гениталий и черт лица кажется неестественным. Этот дискомфорт и является осевым механизмом всех внешних проявлений транссексуализма.

Разделяют краевые формы транссексуализмаи ядерный транссексуализм. В первом случае транссексуалы могут ограничиться сменой пола в паспорте или принятием их гендерной идентичности близким кругом людей.

При ядерном транссексуализме отвращение и ненависть к своему телу сопровождается настойчивым желанием сменить пол путем лечения, включая оперативное. Когда транссексуал говорит, что не может жить в условиях мучительнейшего раздвоения, эти слова полностью соответствуют действительности. В мировой медицинской практике операция по коррекции пола показана лицам с диагнозом ядерный транссексаулизм.

Коррекция пола в Молдове: аспект юридический и медицинский

С точки зрения медицины, коррекция пола – это проблема комплексная, лежащая на пересечении психиатрии, сексологии, нейроэндокринологии и хирургии. Но есть еще юридический и социальный аспекты, связанные с «переходом». Как эти вопросы решаются в Молдове?

Трансгендер. www.brw.md

Транссексуалы, решившиеся на операцию, обращаются в психиатрическую комиссию при Министерстве здравоохранения РМ. На комиссию идут исключительно те трансгендерные люди (достигшие 18 лет), которые принимают заместительную гормональную терапию и хотят привести своё тело в соответствии с полом, с которым себя идентифицируют, при помощи хирургического вмешательства.

После длительного обследования комиссия выдает заключение с диагнозом и рекомендацией к смене пола в идентификационных документах (паспорт, водительские права и пр.), но только после прохождения детального осмотра у ряда специалистов. В этот список входят психиатр, психолог, сексопатолог и эндокринолог.

Здесь есть важный момент: изменить в документах имя и запись в графе «Пол» могут только те, кто прошел комиссию и получил соответствующее заключение.  

— Трансгендерные люди, которые не ходят прибегать к медицинскому вмешательству для изменения собственного тела, в комиссию не обращаются, так как считают, что сам факт того, что им нужно что-то кому-то доказывать, унижает их человеческое достоинство. Именно поэтому у них отсутствует возможность поменять свои документы исключительно в рамках административной процедуры,– объясняет  Артём Завадовский.–Также лишены возможности иметь документы, соответствующие их идентичности, трансгендерные люди, не достигшие 18 лет. Кроме того, в Молдове законодательство в области юридического признания гендерной идентичности есть, но оно настолько невнятно, что трансгендеры вынуждены обращаться в суд для получения документов, которые бы соответствовали их желаемой идентичности. Ответчиком в исковом заявлении всегда является ЗАГС – орган, который вносит изменения в актовые записи, на основании чего потом меняются все остальные документы. Из-за такой правовой коллизии даже заключение комиссии Минздрава является недостаточным аргументом для ЗАГСа, чтобы выдать трансгендерам новое свидетельство о рождении с соответствующими их идентичности именем и маркеру в графе «Пол». ЗАГС вносит изменения в актовую запись исключительно на основании решения суда, в который вынуждены обращаться трансгендерные люди, прошедшие комиссию. Начиная с 2012 года, когда Центр информации ГЕНДЕРДОК-М начал предоставлять адвокатские услуги трансгендерным  людям, добиться через суд юридического признания гендера смогли 7 человек.

Где проводят операции по коррекции пола?

В Молдове можно сделать только несколько видов операций по коррекции пола. Для «перехода» ftm (female-to-male) – мастэктомия (удаление молочных желез) и маскулинизация груди, а также гистэроктомия (удаление матки и яичников). Мастэктомия и маскулинизация груди проводится только в одной частной клинике пластической хирургии в Кишинёве и стоит более 2 тысяч евро. Гистэроктомия проводится в Республиканской клинической больнице, её стоимость может покрываться за счёт полиса медицинского страхования.

Для «перехода» mtf (male-to-female) – орхиэктомия (удаление яичек) и некоторые другие пластические операции.

Все виды операций проводятся только в том случае, если есть заключение комиссии. А вот такие операции, как фаллопластика (ftm) и вагиноплатика (mtf) в Молдове не делают. Как рассказал Завадовский Артём, молдавские транс-женщины (у которых есть финансовые возможности) делают операции по вагинопластике за рубежом. Самые дешёвые и качественные операции проводятся в Таиланде. Там есть клиники, специализирующие исключительно на проведении подобных операций. Стоимость операции и услуг по реабилитации составляет более 10 тысяч евро. Некоторые делают операции в Москве.

— Государство не покрывает никаких финансовых затрат, связанных со специфическими вопросами здоровья трансгендеров. Даже для тех, у кого есть заключение комиссии, не предусмотрены скидки на приобретение необходимых гормонов, а ведь многие из них должны до конца своих дней получать гормональные препараты,– делится  Артём Завадовский. –  Единственное, на что они могут рассчитывать, так это на бесплатное прохождение комиссии, но все необходимые анализы они оплачивают сами, а это немалые деньги. Учитывая, что из-за дискриминации многие трансгендерные люди вынуждены работать неофициально или не работать вообще, у них нет достаточных финансовых возможностей для этого».

Новая жизнь. Какая она?

Коррекция пола – это не только вопрос корректировки собственной физиологии в соответствии с гендерной идентичностью, но и масса других проблем, в частности, социальных. 

Трансгендер. www.brw.md

Из-за того, что внешность трансгендерных людей часто не соответствует полу, указанному в документах, они сталкиваются с трудностями при съёме жилья, использовании банковских услуг, при трудоустройстве, на избирательных участках, при пересечении границы, т.е. в любой ситуации, когда они вынуждены предоставлять документы для удостоверения личности. Процесс «перехода» длится годами. И в это время транссексуалы никак не защищены. В Молдове зафиксирован случай, когда на одном из избирательных участков, гражданину РМ было отказано в праве голосования (предусмотренном и защищаемом законом), поскольку его внешность не соответствовала фото и полу, указанному в паспорте. Не помогло и заключение комиссии Минздрава.

— Когда трансгендеры находятся в процессе «перехода» (принимая заместительную гормнотерапию и изменяя свою внешность в соответствии со своей идентичностью), их могут уволить с работы, им могут отказать в предоставлении каких-либо услуг, они могут потерять опеку над своими детьми (если они у них есть) либо испытывать сложности при признании уже зарегистрированного брака,– вспоминает реальные истории Артём Завадовский. – В странах, в которых ведется соответствующая статистика, было установлено, что многие трансгендеры часто становятся жертвами преступлений на почве ненависти, и Молдова в этом плане – не исключение. В нашей стране трансгендеры не чувствуют себя в безопасности. Если говорить о юридическом признании гендерной идентичности, то ситуация в Молдове все же намного лучше, чем в Украине, России и даже Румынии. Однако, на мой взгляд, быть лучшими среди худших – это не показатель. 

Наше общество в большинстве своём не готово терпимо относиться к таким людям. Странно, но даже те, кто, казалось бы, должен был их понять, например, гомосексуалы, зачастую относятся к трансгендерам резко негативно.

Новая жизнь – это действительно все новое. Часто транссексуалам приходится менять род занятий, место жительства и даже семью. Коррекция пола не гарантирует счастливого будущего, у каждого трансгендера жизнь складывается по своему: кому-то удается открыть свой бизнес или получить постоянную работу, создать семью. А кто-то остается на обочине жизни, не преодолев барьеры, выстраиваемые социумом. В Молдове нет официальных инстанций, которые создавали бы для людей, фактически начинающих жизнь «с нуля», даже минимальные стартовые условия для социальной реабилитации и вхождения в жизнь общества в новом качестве.

Саша знает обо всем, что его ждет, но готов идти до конца. Для него абсолютно невозможно каждый день быть в «чужом» для себя теле, жить, запертым в ненавистной клетке.

2895 0
Читайте также:

Бизнес с манерами

Какой галстук надеть, а запонки обязательно? Пожать руку или просто кивнуть? Какую юбку подобрать, а жакет? Давать ли визитку? Эти вопросы мы задаем себе каждый раз, готовясь к деловой встрече. Не упасть лицом в неподписанный контракт поможет знание бизнес-этикета.

971 0
By: /
Я худею: ем, люблю, играю

Участники многократных диетических битв знают: лишние килограммы, как партизаны. Сражаешься – исчезают. Расслабишься - возвращаются. И не одни. Лишних было 3, стало - 5. И ты обреченно закупаешься кефиром. Для новой битвы… Когда диеты и спорт не дают устойчивых результатов, а в борьбе за здоровое тело побеждают килограммы, причину стоит поискать за рамками традиционных подходов. Еда, любовь и игры - в фокусе нашей беседы с психологом Стеллой Шатовой, ведущей трансформационной психологической игры для тех, кто хочет победить лишний вес «Территория XL».

9682 0