By:

Кладбищенский бизнес: беспокойная жизнь столичных покойников

Почти булгаковская история разворачивается на кишиневских кладбищах. «Домоуправление» в лице Комбината похоронных услуг «Servicii Funerare» решило, что умершие, в «общем и целом занимают чрезмерную площадь. Совершенно чрезмерную». Квартирный вопрос будут решать путем «уплотнения» и «выселения». Кому нет места на столичных кладбищах? За что мы платим кладбищенские «сборы» и чем может обернуться встреча с похоронным агентом?

Великолепная пятерка похоронного бизнеса

О доходности похоронного бизнеса ходят легенды, реальные цифры называть не хочет никто. Между тем, некоторые расчеты помогут увидеть приблизительную картину. На сегодня организация похорон обходится в среднем в 9000 леев, это с учетом бюджетных вариантов похоронной атрибутики, услуг в морге, аренды транспорта, кладбищенских услуг и скромного поминального обеда. По данным Национального Бюро Статистики, уровень смертности в столице с 2010 по 2016 гг. колебался в пределах от 6 000 до 6 592 человек. В 2016 году в Кишиневе умер 6 501 человек. Даже при весьма усредненных подсчетах, емкость рынка похоронных услуг составляет не менее 58, 5 млн леев в год. И это без учета надгробных памятников, оградок и другого рода сооружений, которые устанавливаются после похорон.

На столичном рынке ритуальных услуг действуют более 70 компаний. Львиная доля рынка приходится на пятерых участников: Комбинат похоронных услуг «Servicii Funerare», Компания RITUS-AV, Похоронный дом «Ritual Prof», Агентство «Ritual Company» и Похоронная служба «Anghel». Их бизнес выстроен по модели американских похоронных домов. Они предлагают весь комплекс услуг, связанных с ритуалом погребения.

Конкуренция на рынке жесткая, с конца 90-х гг. он быстро растет, при том, что спрос на рынке является неэластичным, а повышение цен упирается в покупательскую способность горожан. Однако у некоторых участников есть серьезные рычаги давления в борьбе за клиентов. Деятельность похоронных агентств обросла массой страшилок: «черные» ритуальные агенты, взятки в моргах, подкуп врачей, продажа похоронных венков по второму кругу и пр. Отчасти эти слухи возникают из-за табуированности темы смерти, но в большей степени они — прямое следствие закрытости профессионального сообщества. «Никто не расскажет вам правду о том, как ритуальные агентства получают клиентов. У каждого свои секреты. Зачем выдавать информацию конкурентам?» — прямым текстом сказал мне один из агентов Похоронного дома «Ritual Prof». И он был прав. Суммируя итоги разных встреч, можно вывести единую формулу успеха, которую провозглашают все ключевые участники индустрии – «организовать достойные похороны с соблюдением должного такта». Формула эта настолько абстрактна, что, по сути, «ни о чём».

Для агентов рынка ритуальных услуг предусмотрены некоторые налоговые послабления. В соответствии с действующим Налоговым Кодексом, лица, деятельность которых связана с оказанием ритуальных услуг, в том числе изготавливающие гробы, венки, искусственные цветы, гирлянды освобождаются от местного сбора за объекты торговли и/или объекты по оказанию социальных услуг. Однако, говорить о «равноправии» и одинаковых условиях для предпринимательской деятельности в сегменте похоронных услуг не приходится. Два игрока стоят особняком – муниципальное предприятие Комбинат похоронных услуг «Servicii Funerare» и частная компания RITUS-AV.

Конкуренты о конкурентах и психологии клиента

Из похоронного ритуала пользу извлекает не мертвый, а живые, — писал американский социолог Фиртш. Для частных ритуальных агентств Кишинева информация о потенциальных клиентах – серьезное преимущество в конкурентной борьбе. Война за клиентов, как неоднократно заявлял глава RITUS-AV Николай Железогло, «ведется скорее не жестко, а подло. Конкуренты договариваются с врачами и в моргах. Врачи шантажируют родных, не выдавая им справку о смерти, пока они не обратятся к конкретной фирме». По словам Железогло, врачи отсекают многих клиентов RITUSа.

«К нам это не имеет никакого отношения», — комментируют обвинения агенты Похоронной службы «Anghel», — «наши клиенты приходят к нам не один раз. Мы стараемся помочь людям и у нас самые низкие цены». Действительно, в каталоге «Anghel» я обнаружила гроб стоимостью 500 леев. Да, ультра-бюджетный вариант, не каждый на такое согласится, но удивило, что он вообще есть.

«У нас – магазин, клиенты приходят и видят, что они покупают. Они могут сравнить и цены и товар и найти то, что им нужно. А у RITUSа магазина нет. Человек заказывает по каталогу одно, а в итоге получает другое. Нам это рассказывали бывшие клиенты RITUSа», — делится агент службы «Anghel». Не могу сказать, насколько часто обращаясь в RITUS, клиенты получают «не совсем то или совсем не то», но при подготовке материала случайно выяснилось, что моя подруга два года назад обратилась как раз в RITUS-AV. Вспоминать о ритуальном агентстве до сих пор спокойно не может. «Обул меня RITUS», — емко формулирует она.

«А по поводу информации которую, якобы, покупают конкуренты… Если это так, то почему именно RITUS оказывается первым на всех несчастных случаях?», — говорит мне агент. А, действительно, почему?

RITUS первым оказывается на месте всех несчастных случаев и вызовов бесплатной перевозки тел в морг потому, что выиграл тендер. К слову о конкуренции – муниципальные власти предоставили исключительное право на осуществление бесплатных перевозок (точнее, оплачиваемых из столичного бюджета) одному из ключевых игроков рынка ритуальных услуг, тем самым обеспечивая его агентов эксклюзивным доступом к информации о смертях. Хотя, по заявлениям Николая Железогло в прессе, эту часть его бизнеса назвать рентабельной нельзя, потому что при перевозке потенциально криминальных трупов нужны специальные мешки, чтобы сохранились улики: «Мы получаем за перевозку трупов восемь-девять евро. Мешки стоят 99 леев. Сложно соответствовать стандартам при той цене, которую примэрия нам выделяет». Сложно настолько, что стандарты по перевозке трупов в морг не выполняются. В результате, возникают проблемы при проведении судмедэкспертизы.

В целом, вопрос «кто из похоронных агентов окажется на месте смерти первым», является одним из ключевых для кишиневского бизнеса ритуальных услуг. Рынок характеризуется неэластичным спросом. Задирать цены при нынешнем экономическом состоянии горожан бессмысленно. Как рассказывают агенты, люди сегодня стремятся экономить на похоронах. Во всех ритуальных агентствах цены практически на одном уровне (исключение составляет Комбинат похоронных услуг «Servicii Funerare», но о нем – отдельно). В таких условиях информация о клиенте – главный социальный капитал компаний. Прийти к нему первым – принципиально важно. Достойные похороны, которые продают ритуальные агентства, родственники покупают, как последний подарок для усопшего. Покупка эта совершается в определенных условиях, характерных именно для рынка ритуальных услуг и они определяют действия клиента. Покупка является принудительной, отказаться от похорон невозможно. Выбор происходит в очень сжатые сроки и в тяжелом эмоциональном состоянии. Люди не сравнивают заранее цены и ассортимент товаров и услуг и не имеют полного представления о том, какие именно услуги они приобретают. В результате человек в момент сильных тягостных переживаний становится легким объектом для манипуляций. «В этот момент агент сможет «принудить» его к покупке, которая в других условиях была бы невозможна», — делится сотрудник «RitualProf», — «с клиентом срочно заключают договор и берут хотя бы минимальный аванс, например, 200 леев». Как показывает практика, клиенты практически никогда не расторгают первоначальные соглашения, даже если они для них не выгодны.

В плане похоронных трендов Молдова весьма консервативна и отдает предпочтение траурной классике. Рок-н-роллы на поминках у нас не играют, прах покойных фейерверками в небо не запускают, украшений и картин из него также не заказывают, электронные надгробия для скорбных отзывов и грустных лайков на могилах не устанавливают. От Европы и США мы «отстаем» серьезно. Единственное неожиданное дизайнерское решение, которое я увидела у нас – едко-лимонного цвета гроб в Похоронной службе «Anghel». Яркое пятно на фоне традиционных синих, коричневых и красных вариантов удивило. Как выяснилось, заказал оригинальное изделие менеджер-новатор, но клиенты обходят кислотный вариант стороной. «Мы этот гроб ему самому подарим», — шутит одна из служащих. А может, не шутит и кое-кого таки ждет большой сюрприз?

Предложение, от которого нельзя отказаться

Комбинат похоронных услуг «Servicii Funerare», в ведении которого находятся 11 кишиневских кладбищ, обладает монополией на право захоронения. Муниципальное предприятие периодически оказывается едва ли не убыточным. Ему дважды списывались долги в общей сложности около 10 млн леев. И это при том, что от его услуг не может отказаться ни один покойный.

В мае 2009 г. была прекращена выдача бесплатных участков для бедных, а стоимость мест последнего успокоения между тем продолжает расти. Так, место захоронения на Центральном кладбище стоит 1 500 леев, резервирование – 5 500 леев, на Кладбище «Святого Лазаря» — 1 000 и 4 000 леев, соответственно и на 9 остальных кладбищах – 700 и 1 500 леев, соответственно. Работы по копке могилы обойдутся в 1 268 леев. Выросли и тарифы за проезд транспортных средств на территорию кладбищ: легковые машины — 10 леев, автомобили общей массой до 3,5 тонн — 50 леев, автомобили общей массой до 5,0 тонн — 100 леев. Ежегодный сбор на содержание кладбищ, независимо от их категории, составляет 120 леев.

Даже если отбросить стоимость резервирования, проезда транспорта, ежегодный сбор (как величины переменные и, собственно, вообще неизвестные) и взять за точку отсчета стоимость места захоронения в 700 леев + работа могильщиков, мы получим емкость данного сегмента похоронного рынка 14, 742 млн леев в год. Кроме того, предприятие «Servicii Funerare» оказывает следующие услуги: перезахоронение усопших, церемония торжественного прощания с усопшим на специальном постаменте перед церковью на Центральном кладбище, драпировка склепов, продажа похоронной атрибутики по всей территории Молдовы, транспортировка тел из морга. В 2015 году Комбинат похоронных услуг «Servicii Funerare» вошел в топ крупнейших по обороту предприятий Молдовы.

Предпринимательская жилка помогает главе Комбината похоронных услуг «Servicii Funerare» Людмиле Боцан находить и дополнительные источники финансирования. Так, в период пасхальных праздников установить памятники на могилы родственников можно было и в субботу с 8.00 до 16.00 за двойную плату. В обычное время оплата при установке и реставрации памятников составляет 100 леев в день, при строительстве склепов — 550 леев в период от 3 до 10 дней и 1 100 леев в период от 10 до 30 дней. При этом, если работы не были окончены в указанные временные рамки, то за каждый час доплата — 25 леев. Еще одним нововведением стала аренда отреставрированной часовни. Оставить гроб с телом усопшего в часовне на 12 часов стоит 700 леев, каждый дополнительный час – еще по 100.

Не обошлось без бизнес-экзерсисов и на кладбище Святого Лазаря. С части дорог внутри периметра кладбища снимают асфальт, выделяя эти участки под захоронения. Под вопросом «уплотнения» и территории с безымянными могилами. «21 еврейский участок» также под прицелом. Тысячам мертвых придется потесниться, а то и вовсе освободить место.

Так каков реальный ежегодный оборот «Servicii Funerare»? С учетом всех составляющих? Информации нет. Наверное, чтобы не нервировать общественность. Но судя по всему, денег все равно мало, если уж комбинат мертвой хваткой вцепился в идею «выселения» покойников, завязав ее на остром дефиците земли, 120 леях и отсутствии ухода за могилами, многим из которых более сотни лет.

Пресловутые 120 леев и «порядок» на Армянском кладбище

Ежегодный сбор на содержание кладбищ, а точнее его сумма и ее использование не перестает вызывать возмущение горожан. Как известно, эти средства не предусматривают работы по уборке могил, этим занимаются родственники. При этом с правом привести могилу в порядок возникают проблемы. Для этого нужна авторизация могилы, т.е. бессрочный документ на могилу, который передается родственникам по наследству. Получить авторизацию, если ее нет, или она была утеряна, могут исключительно родственники первой линии — жены, мужья, дети. Если родственников первой линии уже нет, то получить авторизацию не могут ни внуки, ни дальние родственники. А если авторизации нет, могила считается бесхозной. Соответственно, участь ее будет решена администрацией кладбища. Учитывая активный поиск «кандидатов на выселение», который ведется сегодня, можно не объяснять, что будет дальше.

Регламент функционирования кладбищ не оставляет законной возможности оказать последнее милосердие и тем, у кого никого не осталось. Убрать на соседней могиле, которой уже более ста лет, и – да, она заброшена, вы не имеете права. Не приводят в порядок старые захоронения и работники кладбища. Кстати, самое старое захоронение на Армянском кладбище датируется 1825 годом.

За захоронениями не только не ухаживают, «их еще и намеренно разрушают, и все ради того, чтобы освободить драгоценное место», — считает кишиневский краевед Евгений Румянцев. На ускоренный «круговорот могил» на Армянском глава «Servicii Funerare» смотрит по-деловому. Как заявила г-жа Боцан в общении с прессой, «зачем держать могилу 1856 года», когда она историческим памятником не является?«Похороним здесь кого-нибудь другого. У нас еще есть великие деятели, люди, которые заслуживают быть похороненными здесь». Как говорится, чистый бизнес и ничего личного.

«Уверенность живых в том, что жизнь длится вечно, зависит от того, насколько им удастся сохранить живыми мертвых. …Кладбище – это устойчивый физический знак, вещественный и зримый символ согласия между людьми в том, что они не дадут друг другу умереть», — утверждал Уорнер. К Кишиневу это не относится. Заброшенные могилы убирать не будут не потому, что на это никак не получится выкроить средств, а потому что это невыгодно. Сами не будут и другим не дадут.

К слову об уборке. Ежегодный сбор на содержание муниципальных кладбищ, те самые пресловутые 120 леев, должен уходить на содержание дорог, аллей, коммуникационных систем, оград, строений, и т.д. Мы решили наведаться на Армянское и посмотреть на порядок. Он есть. Но как-то удивительно выборочно. Впрочем, на фотографиях вы можете все увидеть сами.

Это не спишешь на последствия апрельского снегопада. Месяц прошел, а «дрова» по всему кладбищу, кстати, и на могилах. Ветер вольно гоняет по всей территории целлофановые пакеты, одноразовые стаканчики и всякий прочий мелкий мусор. Части могильных памятников и даже с надгробными портретами лежат в кустах. Жутковатое зрелище вообще-то. И самое мерзкое, что довелось увидеть, о чем даже неловко писать, но вот здесь и сейчас нужно… горка человеческих фекалий между могилами… Это точно не ветром принесло и не с апрельским снегом выпало. No comment.

Вопрос: комбинат имеет денег с кладбищ и покойников. А что имеют с этого бизнеса кладбища и его обитатели?

5466 0
Читайте также:

By: /
Orange Music White Night поглотил Moldexpo

12 ноября на территории Moldexpo прошло грандиозное событие в мире музыки – Orange Music White Night. В этом году мероприятие совпало с выходом нового альбома и с началом мирового турне нашего соотечественника Andrew Rayel, входящего в сотню самых популярных диджеев мира.

1574 0
By: /
«Тайна 7 сестер», «Тетрадь смерти», «Голышом». Cнова Netflix

Стриминговый сервис Netflix неустанно радует своих подписчиков кинопремьерами собственного производства. Август не стал исключением для компании и мы снова не можем обойти вниманием новинки прошедшего месяца. Рассказываем о самых ярких и популярных на наш взгляд.

5184 0