By:

«Рай» Андрея Кончаловского, или Из чего рождается ад

Накануне Девятого мая предлагаем к просмотру и разбору историческую драму Андрея Кончаловского «Рай». С чего начинается зло и какие уроки истории нам еще предстоит осмыслить, пытаемся разобраться вместе.

«Рай» Андрея Кончаловского — одно из наиболее заметных событий российского кинематографа 2016 года наряду со злободневным «Учеником» Кирилла Серебренникова. Оба фильма, пусть и несовершенные, но нужные и обязательные к просмотру. И если «Ученик» представлял свою страну в Каннах, премьера «Рая» состоялась на Венецианском кинофестивале. Драма получила сразу три приза, включая «Серебряный лев» за режиссерскую работу, а затем принялась бороться за «Оскар» в категории «лучший иностранный фильм». В финальный шорт-лист «Рай», правда, не попал, но свою порцию славы получил.

Фильм Кончаловского – российско-немецкий проект, плод интернационального сотрудничества и снят он на трех языках: русском, французском и немецком. Пытаясь поговорить со зрителями разных стран об общих исторических ранах, режиссер затрагивает в своем фильме обширный пласт проблем: речь здесь идет и о Холокосте, и о быте концлагеря, и о подвиге русской эмигрантки Ольги, сотрудничавшей с Сопротивлением и спасавшей еврейских детей, и о французском коллаборационизме, и об истоках психологии нацизма. И вместе с тем «Рай» поднимает сложные этические вопросы, рассуждает о природе добра и зла, выборе, перед который стоит каждый из нас. Поэтому «Рай» — фильм не только исторический, но и философский.

www.brw.md, BRW Magazine, Рай, Paradise, Игорь Корнилов

 

Уже завязка намекает на сложную природу картины. Перед неизвестным до конца фильма допросчиком исповедуются трое: русская Ольга, француз Жюль и немец Хельмут. Каждый был поставлен историей в состояние испытания злом, каждый сделал свой выбор, а зритель получил три пути и три итога. Основное содержание ленты составляют именно эти исповедальные монологи. Их истинную природу зритель узнает только в конце, но догадки будет строить на протяжении всего сюжета.

 

«Рай», конечно, не «Сын Саула», не «Список Шиндлера» и не «Летят журавли», разные зрители найдут в нем различные несовершенства, и все-таки признаем: фильм у Кончаловского удался. И во время финальных титров зритель обязательно почувствует, как небо над головой стало чуть пасмурней, но там, внутри, что-то едва заметное сдвинулось, поколебалось. Да и в целом «Рай» не теряется среди многочисленных фильмов военной тематики и о Холокосте. В нем чувствуется индивидуальный голос.

Снят фильм намеренно отстраненно, почти документально. Здесь много работы с формой и стилем. «Рай» отказывается от любого цвета, разбивая реальность на оттенки белого и черного. Пространство кадра в нем всегда зажато, вытеснено в почти квадрат формата 4:3. Это еще раз подчеркивает общую атмосферу клаустрофобии, замкнутого пространства, когда бежать некуда, когда действительность концлагеря непреодолима. Исповедальные монологи, занимающие почти половину хронометража, стилизованы под неигровое кино. Быт лагеря смерти показан жестко реалистично, на уровне документа. Воспоминания о лете в Тоскане напоминают о немом кинематографе, отличаются изысканным, рафинированным эстетизмом: в кадре доминирует белый цвет. Операторская работа Александра Симонова отточена и превосходна, картинка всегда выстроена так, что некоторые эпизоды напоминают работы художника. Эстетически «Рай» нареканий не вызывает. Он снят режиссером-визуалом для зрителя-визуала, создавался с замашкой стать в будущем классикой.

www.brw.md, BRW Magazine, Рай, Paradise, Игорь Корнилов

 

Но, скажите вы, в фильмах об исторических трагедиях ХХ века совсем не это главное, не такой ли? Однако «Рай» одной художественной составляющей не ограничивается. Давайте пройдемся по его смысловой наполненности, а для этого подробно разберем трех героев произведения.

Ольга. Одна из центральных персонажей картины, блистательно сыгранная Юлией Высоцкой, которая, кажется, выложилась настолько, что представила публике лучшую актерскую роль в своей карьере. С фигурой Ольги связаны главные режиссерские размышление относительно этического выбора. Потомственная аристократка, эмигрантка, редактор модного журнала, она становится участницей Сопротивления. В начале фильма героиню Высоцкой арестовывают за то, что она укрывала еврейских детей. Теперь ее ждет концлагерь, а в нем – главный выбор в ее жизни, самопожертвование во имя других. Финальный поступок Ольги, который оказывается ключевым для понимания ее образа, на первый взгляд иррационален, но вместе с тем определен внутренней логикой развития персонажа. Ольга — героиня вымышленная, но вместе с тем это образ скорее собирательный, воплотивший в себе общие черты многих русских эмигранток, боровшихся в рядах Сопротивления. Во многом он восходит к исторической фигуре Веры (Вики) Оболенской, инициалы которой в «Рае» тоже произносятся.

Хельмут. По признанию режиссера, именно этот герой представлял для него главный интерес в «Рае». Кристиан Клаусс, который дал экранную жизнь персонажу, создал, быть может, лучшую актерскую работу фильма. Сыгранный им Хельмут – потомственный дворянин, красавец, ценитель Брамса и поклонник Чехова, но вместе с тем пламенный последователь НСДАП и офицер вермахта. Вот так, никто не застрахован от того, чтобы стать носителем зла. У зла могут быть самые неожиданные лица. Все осложняется еще и тем, что Хельмут и Ольга когда-то давно, в довоенной Европе знали друг друга и даже пережили любовное увлечение одним тосканским летом. Тогда Хельмут был иным человеком, но прошло время, и теперь они встретятся снова, в концлагере. Она будет одной из заключенных, он будет носить форму нациста. Тогда-то и завяжется главный конфликт «Рая». Столь пристальное изучение фигуры героя Кристиана Клаусса позволяет Кончаловскому исследовать психологию нациста, понять, как подобные чудовищные идеи могли захватывать даже самых образованных людей. Хельмут в «Рае» во многом отсылает к образу Максимилиан Ауэ из романа Джонатана Лителла «Благоволительницы» (2006), нашумевшего бестселлера последних лет, обладателя Гонкуровский премии. Пристальное исследование персонажа позволяет Кончаловскому провести мысль, что явления, подобные нацизму, рождаются из одержимости идеей, которая  настолько захватывает ее носителя, что парализует сознание и оказывается важнее любых понятий гуманизма: всех, кто не вписывается в рамки этой идеи, остается за ее картиной мира, можно уничтожить. Не менее важна и мысль, что великое зло всегда творится под маской разговоров о всеобщем благополучии, вырастает  из фанатичной веры в некие «сакральные» принципы, которые должны принести всем одну единственную модель счастья, универсальную концепцию рая. Этим и объясняется один из смыслов название ленты: ад творим из насильственной, извращенной попытки насадить рай.

www.brw.md, BRW Magazine, Рай, Paradise, Игорь Корнилов

Жюль.  Филипп Дюкен играет у Кончаловского французского коллаборациониста, ведущего дело Ольги и предлагающего ей спасение в обмен на физическую близость. История Жюля, занимающая немного экранного времени и несколько теряющаяся на фоне основного конфликта, оказывается не менее важной, чем, скажем, история Хельмута. Это своего рода иная разновидность зла, уходящая корнями в другие почвы. Жюль – мещанин, мысли которого занимают проблемы, как отвести детей в цирк или купить колбасу. И вот за эту колбасу и цирк он готов платить сотрудничеством со злом. Образ Жюля во многом напоминает о концепции «банальности зла» Ханны Арендт, хотя в одном из интервью Кончаловский и признался, что работу великого еврейского философа не читал. Арендт в своем знаменитом эссе «Банальность зла» (1963) исследовала дело сотрудника гестапо Адольфа Эйхмана и пришла к парадоксальному выводу: основным носителем фашистской идеи был не психопат-«ариец», а такой вот Жюль — обыватель-конформист, который, будучи винтиком государственной машины, усердно выполнял свою работу, потворствовал системе и не сопротивлялся ей. Жюль идет во многом по такому пути, но, выбирая путь потворства злу, тем самым подписывает себе смертный приговор.

Понятно, что двум разновидностям зла – злу Хельмута и злу Жюля – в фильме противопоставлено добро Ольги, которое тоже вырастает из мелочей, но в итоге ведет к подвигу. Добро Ольги не лубочно и не картонно, она живой, несовершенный человек, и все-таки они изначально и настойчиво идет по пути света.

Присуще ли добро и зло изначально тому или иному человеку? Предопределены ли пути Хельмута, Жюля и Ольгой их природой или они есть результат постоянного этического выбора? Эти вопросы Кончаловский оставляет без ответа, но они повисают в сознании зрителя и, должно быть, требуют ответов уже от него.

Что ясно точно, так это то, что у добра и зла нет национальных границ. Зло несут идеологии, делящие людей на угодных и нет, на «нормальных», «здоровых» и тех, от кого общество нужно очистить. Зло, согласно логике фильма, рождается из извращенной попытки построения рая только для «своих», ведь там, где есть «свои» всегда найдутся враги, внутренние и внешние, которых нужно устранить. А это уже прямая дорога к фашизму.

Такие проблемы ставит перед зрителем «Рай» Андрея Кончаловского. Для российского кинематографа, переживающего кризис и пытающегося из него выйти, он во многом выглядит фильмом этапным. Попыткой, может быть, не во всем удачной, но очень важной. Во-первых, это первый большой национальный фильм о Холокосте. Будем надеяться, режиссеру удастся сломать лед. Во-вторых, в его работе можно проследить попытку преодоления невольной изоляции современной русской культуры в лоне общеевропейской, ее замкнутости на самой себе или отсутствия диалога с современными тенденциями в искусстве. Насколько удачно получается у Кончаловского преодолеть эти кризисные тенденции, другой вопрос, но сама попытка очень важна.

2465 0
Читайте также:

By: /
«Красная черепаха» – философский мультфильм для настоящих эстетов от студии Миядзаки

В сегодняшнем обзоре BRW предлагает к просмотру и разбору пронзительный французско-японский мультфильм «Красная черепаха» (La tortue rouge) — об одиночестве, быстротечности жизни и умении обрести счастье даже там, где его, на первый взгляд, быть не может.

1822 0
By: /
Фильмы мая: «Стражи галактики», «Меч короля Артура» и «Открытие»

В этом месяце умиляемся малышом Грутом в новых «Стражах галактики», пытаемся понять, в чем смысл новой истории о короле Артуре от Гая Ричи и узнаем, есть ли жизнь после смерти в зябкой мелодраме о спорном научном открытии от Netflix.

826 0