By:

Охота на ведьм

Любые сообщения о сексуальных преступлениях против детей вызывают громкий резонанс. Педоистерия выдает карт-бланш экстремистским движениям: объявив себя борцами с педофилами, они начинают охоту на ведьм. Кто на самом деле становится их жертвами, и можно ли остановить реальных педофилов с помощью самосуда?

В 2013 году в фокусе национальных СМИ оказалось движение «Scutul Social». Молдавские последователи российского общественного движения «Оккупай-педофиляй» объявили охоту на педофилов в Кишиневе и Бельцах. «Scutul Social» использовал метод ловли на живца: в социальных сетях участники движения вели переписку с предполагаемыми педофилами, выдавая себя за несовершеннолетних мальчиков. Выманив собеседника на встречу с «наживкой», они проводили с ним «профилактическую» беседу, сопровождавшуюся унижениями и издевательствами, а в некоторых случаях – избиением.  Всё снималось на видео, а ролики выкладывались в Интернет.

Инициатива «Scutul Social» получила широкую огласку: телеканалы снимали репортажи об охотниках, журналисты принимали участие в ловле «педофилов». Но уже через год «Scutul Social» прекратил свое существование. После обысков у участников движения, проведенных сотрудниками правоохранительных органов, и ареста двух активистов, охотники объявили о временном приостановлении деятельности, пообещав вернуться.

Чем на самом деле занимались охотники на педофилов, и кто стоит за деятельностью «Scutul Social»?

 

Педофил не должен сидеть в тюрьме?

Охота на педофилов вызывала бы одобрение, если бы заканчивалась привлечением преступников к уголовной ответственности. Но «Scutul Social» такой задачи перед собой не ставил. Идея, которой руководствовались охотники, проста: «Наша цель – не посадить педофила, а испортить ему жизнь». Под испорченной жизнью подразумевается распространение видео с пойманным «педофилом» в сети.

Егор, вы думаете, что такая «профилактическая» беседа эффективна, и педофил перестанет искать новые жертвы? – этот вопрос мы задали экс-участнику движения «Scutul Social», который согласился поговорить на условиях анонимности (далее мы будем называть его Егор).

Я хочу искренне верить, что мы спасли многих детей, но главное не это. Главное, мы показали, что есть люди, которым не все равно.

Увы, но настоящему преступнику такие ролики говорят прежде всего о безнаказанности: он понимает, что на встречу придут школьники, почитают морали, заставят подержать в руках фаллоиммитатор, в худшем случае дадут пару затрещин или обольют мочой, и отпустят. После семи минут позора педофил, оставшись на свободе, будет действовать еще осторожнее и хитрее.

Более того, незаконные действия охотников не позволяют довести дело до судебного разбирательства. Даже правоохранительным органам, которые имеют право заниматься оперативно-розыскной деятельностью, категорически запрещено подстрекать, склонять, побуждать граждан к совершению противоправных деяний, а именно по такой схеме и действовали охотники, выдавая себя в сети за несовершеннолетних, которые ищут специфических знакомств со взрослыми дядями. В суд с доказательствами вины, собранными незаконными способами, не пойдешь. Итог: нет доказательств – нет дела.

Даже тот факт, что виртуальный знакомый пришел на встречу с несовершеннолетней «наживкой», не может рассматриваться как преступление, если не будут совершены какие-либо противоправные деяния сексуального характера, предусмотренные, например, ст. 172, ст. 173, ст. 174, ст. 175, ст. 208 Уголовного Кодекса РМ. Итог: нет состава преступления – нет дела.

Вот и получается, что если в руки к охотникам и попал настоящий педофил, то он останется безнаказанным и свободным для совершения преступлений.

А ведь всё может быть иначе: сегодня в разных странах действуют гражданские движения, которые в сотрудничестве с полицией занимаются поиском и поимкой педофилов. Добровольцы также размещают анкеты вымышленных детей в сети и ждут, когда на приманку клюнет педофил. Методы на первый взгляд похожи, но есть принципиальные отличия: в ходе общения добровольцы не переводят разговор на сексуальные темы, не провоцируют собеседников. Если же общение с подачи виртуального собеседника приобретает сексуальный подтекст, его данные и переписка передаются правоохранительным органам. Остальное – работа полиции. Например, в Нидерландах за десять недель борцы за права детей из организации «Terre des Hommes», способствовали обнаружению почти 1000 виртуальных педофилов из разных стран. В настоящий момент они находятся в разработке у Интерпола. Возникает вопрос: почему этим путем не пошел «Scutul Social»?

Мы не планировали сотрудничать с правоохранительными органами. Нам объяснили, что чтобы педофил был арестован, он должен совершить какие-то действия с ребенком. А мы на такое не пошли бы, рассказывает Егор. К тому же наши методы считаются незаконными.

Действительно ли в Молдове невозможно эффективное сотрудничество граждан с органами правопорядка, когда речь идет о педофилах в сети? Мы решили прояснить этот момент, обратившись к офицерам Центра по борьбе с информационными преступлениями:

Активисты «Scutul Social» действовали незаконно, мы не одобряем провокацию и самосуд, к тому же их жертвами становились и подростки. Так что в итоге на самих охотников были заведены уголовные дела.

Если такие движения появляются, то их деятельность должна проходить в легальном русле. Например, они могут помочь в поимке педофилов, предоставляя информацию о потенциальных преступниках, но они не должны заниматься провокациями и самосудом.

У нас интернет-груминг является уголовно наказуемым деянием. Если говорить о разговорах с детьми сексуального характера в извращенном виде, то статья 175 УК РМ предусматривает уголовное наказание на уровне дискуссии. Она касается детей до 16 лет. Есть статья 175/1 УК РМ, которая инкриминирует груминг в отношении детей, не достигших 18 лет, но в этом случае преступник должен пригласить ребенка на встречу и реализовать какие-либо действия материального характера, чтобы подготовить эту встречу с ребенком.

В плане сотрудничества методом предоставления информации – пожалуйста, мы работаем с каждой поступившей к нам информацией. Наше расследование заканчивается либо установлением факта, что она оказалась ложной, либо уголовным делом. Здесь нет другого пути развития, мы проверяем любую информацию и работаем на предупреждение преступлений.

Так что истории охотников о том, что они вынуждены в одиночку и вне рамок правового поля бороться со злом, не более чем обывательские разговоры. В действительности у активистов «Scutul Social» были более чем серьезные основания избегать контактов с полицией. И дело тут не только в незаконных методах борьбы с якобы «педофилами».

 

На кого шла охота

«Scutul Social» – аналог российской организации «Оккупай-Педофиляй», созданной Максимом Марцинкевичем по прозвищу Тесак.  Марцинкевич – активист национал-социалистического толка и автор неонацистской проекта «Формат 18» (или же «Формат Адольф Гитлер») не скрывает, что социальный проект «Оккупай-Педофиляй» направлен на пропаганду национал-социализма и борьбу с либералами.

По личному убеждению Тесака, каждый педофил в душе – либерал. А сама охота – это шоу, причем на коммерческой основе. За удовольствие посмотреть, как ловят «извращенцев», и самим поучаствовать в «сафари», желающие платят от 1500 до 3000 рублей. Так «борьба за идею» для кого-то превратилась в зарабатывание денег, а для кого-то – в удобный способ удовлетворять свои садистские наклонности.

Лидеры «Scutul Social», следуя примеру Тесака, предлагали стать участником «сафари» за 50 леев. Под прикрытием охоты на педофилов в Кишиневе и Бельцах развернулась травля геев, жертвами которой становились даже подростки.

– Егор, почему своей мишенью вы выбрали геев?

Да, мы не любим геев и открыто выступаем против пропаганды гомосексуализма, но мы не охотились на геев. Мы охотились на педофилов. Хотя лично я убежден, что гомосексуалисты – это будущие педофилы. В 39 лет гей становится никому не нужным, и начинает совращать детей.

В отличие от личных убеждений, медицинские и судебные исследования показывают, что в основном педофилы гетеросексуальны. По данным разных авторов, это соотношение составляет примерно один к двадцати. То есть, только один из 20 мужчин-педофилов предпочитает гомосексуальные связи, а 19 выбирают девочек. Но геи – отличная мишень для праворадикальных группировок и садистов, особенно в обществе, где существует гомофобия. А если на гея наклеить ярлык «педофил», то мало кто станет вникать, правда ли это: жертва самосуда уже его «заслуживает» самим фактом своей гомосексуальной ориентации. Гомофобия легитимизирует в глазах общества даже уголовные преступления.

Считаете это заявление преувеличением? Охотники на геев получили благодарность от самого Маркела, Епископа Бельцкого и Фалештского, который высоко оценил деятельность активистов:

«На таких, как вы, защитниках истинных ценностей, стоит страна. Я рад вашим успехам. Да благословит вас Господь».

И еще один занимательный факт: охота на геев длилась год, травля была публичной, но полиция «не замечала» проблемы до тех пор, пока благодаря усилиям правозащитников из «GENDERDOC-M» в судебных инстанциях не были выиграны первые дела против охотников. Шумиха, поднятая правозащитниками, в конечном итоге привела к аресту лидеров движения и самороспуску «Scutul Social».

 

Нацистский след

Стас Гибадулин. Кличка «Охотник». Основатель движения «Scutul Social». Был арестован в ноябре 2014г, проходит фигурантом в шести уголовных делах. Обвиняется в хулиганстве, действиях экстремистского характера, в действиях, направленных на разжигания национальной вражды, этнической и расовой дифференциации и розни, а также вовлечении несовершеннолетних лиц в насильственные действия дискриминационного характера. Гибадулину удалось сбежать и покинуть Молдову. По некоторым сведениям, в настоящее время он воюет в Донбассе в зоне АТО.

– Мы не нацисты. Если человек любит русскую культуру и славянскую свастику, это не значит, что он нацист,убеждает нас Егор.

Ну, славянофилы, конечно необязательно нацисты, но вот поклонников Гитлера сложно называть безобидными любителями славянского фольклора. Охота на «педофилов» была видимой частью айсберга, а в закулисье «Scutul Social»несовершеннолетним участникам движения, которые составляли абсолютное большинство и избежали уголовной ответственности, скармливались нацистские идеи и уважение к Адольфу Гитлеру.

В группе «Scutul Social» в ВК и на страницах ее участников легко прослеживаются нацистские идеи, они даже и сейчас не забывают отмечать день рождения фашистского фюрера. К несчастью, нацизм пускает глубокие корни…

 

 

 

Читайте также:

By: /
Pokémon GO: ловить или не ловить

Игра, которая за считанные дни обрела армию фанатов и противников по всему миру. И все-таки Pokémon GO или Pokémon STOP, что думаете вы? Ловить и тренировать покемонов в режиме виртуальной реальности или не поддаваться фриколихорадке? До подготовки этого материала журналисты BRW в Pokémon GO не играли, а скачали приложение в последний момент. Знакомимся, но сохраняем непредвзятость.

933 0
By: /
Как прошла ярмарка волонтерских вакансий

В субботу, 29 октября, в торговом центре Shopping MallDova проводили акцию добра – Ярмарку волонтерских вакансий. Целый день волонтеры рассказывали о своей деятельности, представляли проекты и регистрировали новых активных участников.

1825 0