By:

Швейцарская гостиница: от доходного дома к архитектурному наследию

У каждого здания своя судьба. Швейцарской гостинице повезло больше, чем другим архитектурным памятникам Кишинева. Память о ней сохранилась не только в воспоминаниях старожилов, но и была «воплощена в камне». И хотя о гостинице до нас писали не раз, сегодня мы дополним ее историю малоизвестными фактами и восстановим реальную цепочку событий.

Первые арендаторы доходного дома Монастырского

Швейцарская гостиница — одно из красивейших зданий, сохранившихся на фото Кишинева XIX века. Выросло на углу улиц Московской и Семинарской (сегодня — уг. Штефан чел мааре и Бэнулеску-Бодони) в 30 –х годах XIX века по заказу секретаря Кишиневской духовной Консистории, коллежского советника Ивана Тимофеевича Монастырского.  

На тот момент, в соответствии с планом застройки Кишинева, на Московской улице были выделены специальные участки для размещения присутственных мест. Один из них, приходившийся на пересечение улиц Московской и Семинарской, и был выбран Монастырским для постройки двухэтажного доходного дома. Так как в планы собственника изначально входило получение дохода со сдачи в аренду помещений торговым компаниям и частным лицам, проект здания предусматривал ряд помещений социального и торгового назначения. 

Исследователи истории Кишинева отмечают, что строительство дома Монастырских длилось с 1835 по 1844 гг. Нужно уточнить, что здание представляло из себя «два вплотную соединенных между собой дома» (Духовно-учебные заведения Кишиневской епархии 1813-1913гг.). Строительство одного из домов было закончено в 1836г., а второго — в 1844г. 

Архивные источники сохранили данные об архитектуре здания. Выполнено оно было в духе русского классицизма, имело симметричный П-образный план и полностью заполняло юго-западную сторону небольшого квартала. Боковые крылья здания отходили от основного объема в сторону, обратную главному фасаду, который выходил на центральную улицу города. Главный вход в здание украшал портик дорического ордера и колоны ионического ордера, протянутые по вертикали на высоту двух этажей. 

Между колоннами в наружной стене был прорезан ряд проемов: с полуциркульным завершением на первом этаже и прямоугольным начертанием – на втором. Фасады зданий украшали межъярусные и венчающие карнизы, наличники оконных проемов и ажурный парапет с балюстрадами и столбиками. Небольшие балконы с кованым ограждением акцентировали входы в здание в центральной части фасадов, выходящих на улицы.

Расчет Монастырского оказался верен. Большое, красивое здание нужды в арендаторах не испытывало. Большую часть помещений заняло Губернское Казначейство.  А одним из первых квартиросъемщиков был военный губернатор Бессарабии Павел Иванович Федоров. Он снимал несколько комнат на первом этаже, в которых проживал вместе с семьей. 

Швейцарской гостиница. www.brw.md

В начале 40-х гг. дом Монастырского арендует Областная Мужская Гимназия и её пансион. Мальчишки-гимназисты запомнились горожанам, об этом есть упоминания у Н. Лашкова: «Тогда же Шершеневич предложил Хащинскому обратить внимание, что горожане жалуются, что при прохождении мимо дома, занимаемого пансионом, они подвергаются оскорблением со стороны пансионеров, которые затрагивают прохожих словами и даже бросали «чем-то». Доставалось от школяров и зданию: «Во время отсутствия преподавателя… ученики поднимают страшный шум, дерутся, бьют окна, ломают мебель и толпами, без всякой надобности, выходят во двор, где шалят…». Впрочем, с назначением на должность инспектора гимназии К. П. Яновского дисциплина обучающихся значительно улучшилась, а в 1862 году у гимназии появляется свое здание, в которое она и переезжает. 

К портрету Монастырского

Иван Монастырский был деляга. Не особенно щепетильный и не особенно удачливый, но хваткий. Воспоминания о нем сохранились в книге Н. Лашкова: «Дома Монастырского много хлопот доставили администрации гимназии, потому что хозяева обязались производить необходимый ремонт, между тем Монастырский запутался по делу о провиантских злоупотреблениях, и с него казна делала вычеты, для чего на дом наложила опеку, куда поступали арендные деньги полностью. Сам Монастырский, бывший консисторский повытчик, был крайне неподатлив, и гимназия хотя и возбуждала впоследствии ходатайства о разрешении перейти в дома Крупенского…, Мано, Караенка…, но и эти помещения были не лучше, и вынужденно мирились со всеми неудобствами домов Монастырских». А между тем, владелец здания повышал аренду. С первоначальных 2285 рублей она дошла до 4000 рублей в год.

Торги духовенства с Монастырским

Дом Монастырских привлек внимание духовенства, которое искало подходящие здание для расширения Духовной Семинарии. В 1844 году Архиепископ Дмитрий (Сулима) выступил с ходатайством перед Священным Синодом о покупке дома Монастырского. Синод поручил викарию Киевской Митрополии, который в то время как раз был с ревизией в Кишиневе, осмотреть дом Монастырских. В итоге от покупки здания отказались, не сойдясь в цене. 

Тем не менее, о доме не забыли. И в 1862 году, после того, как съехали гимназисты, уже Архиепископ Антоний выступает перед Синодом с той же просьбой приобрести здание. Синод согласие дал, но торги между духовенством и Монастырским продолжались почти три года. Окончательно стороны сошлись на сумме в 3700 рублей (стартовая цена составляла 4200 рублей) и 4 января 1865 года дом перешел в собственность Кишиневской Епархии. 

Общежитие для будущих священников

В купленном здании было 46 комнат. Двор был длиной в 56 сажень и шириной в 30 сажень. Первоначально в зданиях было устроено общежитие для учеников духовного училища и семинарии. За проживание и содержание ученики должны были вносить следующую оплату: с детей священников — по 50 рублей, с детей диаконов и низших клириков – от 35 до 40 рублей в год, с детей светских лиц – от 10 до 20 рублей в год. 

В год покупки дома Монастырского семинарское правление решило отделить духовное училище от семинарии. До этого подобное разделение было невозможно, так как не было отдельного здания, в котором могло бы разместиться духовное училище. А сейчас бывший дом Монастырского переходит под управление руководства духовного училища, и оно начинает жить отдельной от семинарии жизнью. Но будущие священники прожили в нем недолго. В 1867 году вышел указ, по которому в классе не могло быть более 40 учеников. Так что, либо нужно было расширять и перестраивать здание, чтобы вместить всех учеников, либо покупать новое. Смотритель духовного училища Л. Шпановский решает взять ссуду под залог домов Монастырского и на эти средства построить новое здание. Как только здание было построено (сентябрь 1877г.),  ученики духовного училища покинули дом Монастырского.

Как общежитие стало легендарной гостиницей

Освободившиеся помещения дома Монастырского пустовали недолго. В 1878 году Кишиневская Епархия сдала его в аренду на 12 лет гражданину Швейцарии Чарльзу Томасу Селониденису. Проведя необходимые ремонтные работы, Селониденис открывает в здании уже бывшего общежития гостиницу, которая станет одной из лучших в Кишиневе. На первом этаже был открыт ресторан. Его кухня и вина пользовались особой известностью в городе. В Бессарабском календаре за 1890 год в отделе справочной информации лучшими гостиницами названы Швейцарская, Лондонская, Парижская и Франция. Указано также, что при Швейцарской имеется ресторан, цены умеренные. 

Швейцарской гостиница. www.brw.md

Селониденис организовал дело настолько успешно, что это здание вплоть до 1940-х годов останется гостиницей. Меняться будут хозяева (Бабиев, Добронравова, Мурачев), но название останется неизменным – Швейцарская, по стране происхождения её первого владельца. В разное время в гостинице останавливались люди, оставившие значимый след в истории: Федор Шаляпин, Николае Йорга, Константин Стамати-Чуря и Константин Стере, Анри Барбюс.

Ряд помещений первого этажа сдавался внаем под небольшие «магазинчики» готового платья и тканей, кондитерских изделий; были парикмахерские салоны и страховые компании. В здании Швейцарской гостиницы арендовало помещение даже Общество Кельнеров. Но самым известным был, пожалуй, писчебумажный магазин Волькенберга, фотографа, сохранившего для нас память о Кишиневе конца XIX – начала XX века.

Архитектурный муляж Швейцарской гостиницы

Во время Второй Мировой Войны здание пострадало настолько, что реставрировать было нечего. Только благодаря А. В. Щусеву, академику архитектуры и уроженцу Кишинева, предложение о строительстве нового здания, которое воссоздавало бы облик потерянного навсегда оригинала, получило одобрение. Щусев считал Швейцарскую гостиницу одним из красивейших зданий Кишинева и сделал всё, чтобы сохранить память о нем в камне. Объемы работы были колоссальными: вручную разобрали 5 883 кубометра ручной кладки, 1 260 кубометров кирпичной кладки, перенесли и вывезли около 45 000 тонн мусора. Подготовительные работы начались в 1945 году, а в 1946 году был заложен фундамент дома. 

Дом–«копия» строился по проекту женщины-архитектора Е.Р. Спирер, при непосредственном участии Щусева. Новый дом был уже трехэтажным. Увеличился он не только в высоту, но и в продольном направлении. На первом этаже по плану должны были располагаться помещения административного назначения. Второй и третий этажи – жилые. Сходство с Швейцарской гостиницей сохранили в общих стилевых чертах.

С 1950г. и по настоящее время на первом этаже здания находится Муниципальная библиотека имени Богдана Петричейку Хашдеу.

Читайте также:

By: /
Дом, в котором жили цари и губернаторы

О былом величии дома, в котором квартировал император Александр II, можно судить только по фотографиям. Само здание, почти век служившее резиденцией бессарабским губернаторам, было разрушено во время Второй Мировой войны. Началась же история губернаторского дома с разорения его первого владельца.

1679 0
By: /
Кишиневская рисовальная школа

История начинается в 1887 году, когда Терентий Зубков, уроженец Бессарабии и выпускник Академии Художеств Санкт-Петербурга, открыл частную рисовальную школу в Кишиневе.

3384 0