By:

Трест, который лопнул. Первый Коммерческий Банк Кишинева

Кишиневский коммерческий банк был первым банковским учреждением с частным капиталом. Просуществовал семь лет. Был создан по инициативе купцов и помещиков Бессарабии. Они четко понимали, что строительство железной дороги, которая свяжет Кишинев с Одессой и другими городами страны, обязательно станет стимулом для развития промышленности и торговли в крае, что в свою очередь приведет к неизбежному спросу на денежные средства.

В начале 1871 года коллежский советник Иван Кристи от имени представителей бизнес среды и крупных землевладельцев, обратился в Министерство финансов с ходатайством об учреждении первого коммерческого банка в Кишиневе. В прошении указывалось, что новый банк позволит «направить к производительным целям капиталы, ныне разбросанные и лежащие часто бесполезно». Разрешение было получено, и уже 18 октября 1871 года был утвержден Устав кишиневского коммерческого банка, а 15 декабря 1871 года он открыл свои двери для клиентов. 

Отцы-основатели Коммерческого Банка

Акционерный капитал предприятия составлял 1 миллион рублей. Уставной капитал разделили на 4000 учредительных паев по 250 рублей каждый. 

В состав учредителей вошли крупные торговцы и бессарабские помещики-землевладельцы: кишиневские купцы 1 гильдии Абрам Гринберг и Константин Чербаджоглу, кишиневские купцы 2 гильдии Иван и Виктор Синадино, коллежский советник Иван Кристи, коллежский асессор, Константин Дука, майор Рышкан-Дерожинский, титулярный советник, Кириан Леонард, дворянин Константин Леонард, помещик Константин Андриопуло, купцы Федор и Перикл Родоканаки. 

У некоторых из них уже был успешный опыт банковского дела. Адам Гринберг основал первый в Кишиневе банкирский дом, который кредитовал в основном торговые фирмы. Абрам Дынин также занимался кредитованием коммерческих кругов Кишинева. Братья Синадино, Иван и Виктор кредитовали преимущественно бессарабских землевладельцев Кишиневского, Оргеевского, Бендерского и Белецкого уездов. 

Хотя первоначальный капитал был распределен между учредителями, в Уставе банка был пункт, который позволял учредителям в течение 1 месяца со дня утверждения Устава пригласить в число совладельцев и других лиц с передачей им части акций, выдаваемых на предъявителя. Как пишет историк В. Морозан («Крушение первых коммерческих банков Одессы и Кишинева»), это привело к тому, что около половины складочного капитала сосредоточили в своих руках одесские предприниматели. Кстати, и директором банка был одесский купец Евгений (Евангелий) Митаки. 

Расположился Кишиневский коммерческий банк в доме, который арендовал у купца Минкова. Предположительно, дом этот находился на Минковской улице (нынешняя ул. Г. Кошбук). К сожалению, самого здания или хотя бы точных его координат не сохранилось.

Трест. Кишинэу, www.brw.md, BRW Magazine

Митаки. Злой гений Коммерческого банка

Операции, которые проводил Коммерческий банк, были рискованными. После двух лет деятельности нарисовалась следующая ситуация: в кассовой наличности банка было 1 938 рублей, плюс на текущем счете в Кишиневском отделении Государственного банка 1 637 рублей. Имелись также  государственные процентные бумаги и монеты на 9 269 руб., которые причислялись к помещенным средствам. Так что в общей сложности для покрытия бессрочных обязательств банк располагал всего 3 575 рублями, в то время как сами обязательства вместе со срочными вкладами оценивались в более чем 2 миллиона рублей.

Рисковая банковская политика привлекла внимание прессы. Газета «Биржа» не без иронии писала о том, «в каком виде Кишиневский банк находит себе применение господствующие у нас вообще воззрения о том, какие кассовые активы для банка вообще достаточны» (Биржа 1873, №5).

На заседании акционеров 1876 года, при рассмотрении годового отчета,  В. Синадино отметил, что правление перерасходовало 4 тыс. рублей, свыше сметы, которая была запланирована на 1875 год. Но руководство банка заявило, что точно определить каждую статью сметы невозможно. Предложение уменьшить основной капитал банка с 2 млн. руб. на половину или на одну четвертую часть также не нашло достаточной поддержки. О провалившихся попытках оздоровить кредитное учреждение писали журналисты «Новороссийского телеграфа»: «И это в то время, когда портфель банка обременен опротестованными векселями на сумму свыше 335 т. р., когда акции банка упали до половиной стоимости, до и то номинально, и когда, следовательно, близок тот момент, в который придется bon gre mal gre свести окончательные итоги за прежние увлечения правления» (1876 г. № 397). Ловушка, в которую загонял себя Коммерческий банк, казалось, была видна всем, кроме самих финансистов.

Банк терял доверие клиентуры, но его акционеров больше беспокоил размер содержания членов правления и служащих. Впрочем, причудливые приоритеты становятся ясны при изучении списка акционеров банка, который приводит В. Морозан:

«Из 32 акционеров, составлявших собрание 9 мая 1876 г., 24 оказались либо лицами, служившими в банке, либо имевшими с ним непосредственные и весьма близкие связи».

Бумагами банка владели:  Евгений Митаки – директор банка, Константин Митаки – корреспондент; Василий Митаки – бухгалтер; Емануил Митаки, Егоров, Матусков и Дурдужа – помощники бухгалтера; Вишневский – заведующий учетным отделением; Стоценко и Дока – писцы учетного отделения; Сутовский – заведующий текущими счетами; Пинтяга – заведующий вкладами; Семашко – товарищ директора и кассир; Моравский – помощник кассира; Бенкевич – секретарь; Камболи, Иван Синадино, Константин Дунка, Суручан и Константин Чорбаджогло – члены правления; Степан Дунка, Кириан Леонард – депутаты (ревизоры), Палентреер – натариус банка; Вержбановский – агент страхового общества, страховавший товары, присланные на комиссию и залоги.

Каждый из клана Митаки владел довольно крупным пакетом акций, хотя и служил в банке по найму. Тот же помощник  бухгалтера Е. Митаки получал жалование в 30 рублей в месяц и при этом был владельцем 300 акций банка стоимостью в 75 тысяч.

Когда возник вопрос о сокращении жалования членам правления и служащим на 20 % (с этим предложением выступил К. Дунка), против выступил Г. Митаки, а Г. Палентреер даже потребовал жалование увеличить. Предложение о сокращении жалования было поставлено на голосование: 21 акционер выступил против, все Митаки воздержались и только 8 акционеров проголосовали за.

Распил золотого тельца

Ситуация окончательно ухудшилась с приходом на кишиневский кредитный рынок одесских предпринимателей. Говоря об их роли, Владимир Морозан, пишет: «Не без их давления правление и акционеры этого заведения склонились к мысли о закрытии этого кредитного заведения. Очевидно, многим собственникам погибавшего банка была предложена достойная премия за согласие ликвидировать свое учреждение в виде участия во вновь организуемом в Одессе кредитном предприятии. Помимо того, вслед за открытием операционной деятельности Одесского Учетного банка предполагалось учредить в Кишиневе и его отделения».

К 1878г. Коммерческий банк уже два года не выплачивал дивидендов своим акционерам. Многие из акционеров, понимая шаткое положение банка, начали избавляться от банковских акций. Морозан отмечает особую роль в уничтожении первого Коммерческого банка, которую сыграл его директор Е. Митаки: «Известно, что Митаки в последние месяцы перед принятием решения о ликвидации банка активно скупал его акции, которые существенно упали в цене. Шаткое положение этого учреждения не могло не повлиять на курсовую стоимость банковских бумаг, от которых многие владельцы с легкостью избавлялись». Приобретая акции по сниженным ценам, Митаки впоследствии получил немалую прибыль при ликвидации банка. Собственно, он же и возглавил комиссию по ликвидации.

В июле 1878 года 20 акционеров, которым в совокупности принадлежал 51 голос, выступили с требованием о ликвидации Кишиневского коммерческого банка. На экстренном собрании акционеров 6 августа это требование было принято, и уже на следующий день банк прекратил свою деятельность. Процесс ликвидации растянулся на десять лет и завершился в 1888 году. Судя по «Отчету Кишиневского коммерческого банка в ликвидации» (Одесса, 1888г), на который ссылается Морозан,  всем акционерам удалось вернуть свои средства. Все акции были выкуплены у владельцев по номинальной стоимости, были даже выплачены дивиденды в размере 190 400 руб.

2144 0
Читайте также:

By: /
Лютеранская кирха. Как архитектор Гаскет заложил свой собственный дом

Еще одно здание, пополнившее черную книгу архитектурных памятников Кишинева. Лютеранская кирха была построена в 1837 году на улице Александровской (сегодня бульвар Штефан чел Маре, квартал между улицами Мария Чеботарь и Сфатул Цэрий). Необычный для Кишинева неоготический стиль церкви был требованием богатых немецких колонистов.

5387 0
By: /
Хроники первого казенного банка Кишинева

Эта фотография Швейцарской гостиницы, сделанная П. Кондрацким, уникальна. В кадр попало здание, в котором началась история банковской системы Молдовы - Кишиневское отделение Госбанка Российской Империи.

1882 0