Чужой в своей стране

Все чаще ведутся беседы о патриотических чувствах, все реже люди признаются себе в таковых. Речь ни о каждом, но о многих. Пообщавшись с людьми самых разных профессий, мы услышали истории без купюр. Чужие в своей стране. Что сделало их такими? Говорят кишиневцы.

Ребенком смотришь в небо и видишь свободных птиц. Держишь за руку родителей и замечаешь их добрую улыбку. И уже в том неосознанном возрасте чувствуешь себя родным и защищенным. Любовь близких, детские шалости, «надежно» спрятанные сласти и крепкий сон – те самые волшебные ингредиенты для настоящего комфорта. Так было когда-то.
С каждым годом тебе становится труднее. Взрослея, понимаешь, что твой дом – не только родители, но и страна, в которой живешь. И дело не столько в территориальных особенностях, сколько в людях. Это неизбежная социализация. Массовые проблемы затрагивают индивидуальные. И наоборот. Все взаимосвязано.
И даже на родине, сопереживая неудачам и радуясь новым возможностям, чувствуешь себя немного чужим. Иногда. Это незаметно другим, но есть в тебе. Так бывает, когда есть желание жить в своей стране, работать в удовольствие на ее благо и процветание, реализовывать нестандартные идеи, но слабая обратная связь притупляет энтузиазм. Невозможность развернуться, раскрыться, устроиться и обучиться всем тем наукам, о каких мечтается – это серьезный повод к миграции или временному подавленному состоянию. Кто-то кардинально меняет свою жизнь, другие отсеивают неприятности и продолжают действовать там, где они родились. Вопреки.

Пообщавшись с людьми самых разных профессий, мы услышали истории без купюр. Чужие в своей стране.  Что сделало их такими? Говорят кишиневцы.

Дмитрий Кобзарь, 23 года, журналист

1

«Годы мчатся неумолимо. И в быстром их течении я все более утверждаюсь в мысли, денно и нощно преследующей меня: в Молдове я чужой. В это сочетание слов я вкладываю целый ряд обстоятельств, рассказать о которых и попытаюсь.
Что такое Молдова для меня? Это страна, в которой я родился, выучился и работаю; это государство, с которым меня связывает наличие родственных связей ввиду проживания в нем моих родных и близких; страна, подарившая мне верных друзей и множество приятных воспоминаний. Все это, безусловно, важно и… банально. Полагаю, ничем из вышеизложенного удивить невозможно. Да и перечисляют все это, как правило, за неимением чего-то более значительного.
К молдавской культуре, естественным образом превалирующей на территории республики, я себя никогда не относил, да и, честно говоря, не испытывал к ней благоговейного трепета. К молдавской культуре относился всегда с безусловным уважением, порой любопытством, но желания погружения в нее не возникало.
Честно могу признаться, что за все годы моего проживания в Молдове мне так и не удалось в должной мере ассимилироваться, хотя государственным языком владею, да и о местных традициях и порядках хорошо осведомлен. И именно они, порядки, смущают меня, даже возмущают в высшей степени. Впрочем, вдаваться в вопросы политического характера не хочется – о следствии тех или иных политических решений – желание переписать историю, делить людей по национальному, языковому и даже религиозному признакам – обо все об этом уже высказывались люди, меня на несколько порядков компетентнее. Скажу лишь только, что эти, скажем так, «социальные болезни» то и дело повергают меня, как боксера, пропустившего несколько мощных ударов, в состояние Грогги…
И прихожу я к довольно печальному выводу: сопротивление по большому счету бесполезно. Нервные клетки, как известно, не восстанавливаются, а менталитет не изменить. Я не хочу давать ему оценку, имею желание лишь отметить его полное несоответствие моему. А привычки, друзья, родные и близкие – уберите все это, и что у вас останется? У меня – зияющая пустота, в которой даже цветов национального флага не разглядеть…»

 

Роберт Андерсен, 31 год  художник

2

«Не могу назвать себя здесь «своим в доску».  Хотя бы потому, что по национальности и, как следствие, по языку общения я отношусь к русско-украинской группе. Просто потому, что я не молдаванин по менталитету? Возможно. Тем не менее, я окончил в Кишиневе Академию музыки, театра и изобразительных искусств. Со студенческих времён пристрастился к искусству модернизма, к импрессионизму, постимпрессионизму, полотнам Матиccа, Пикассо, Модильяни… Все это есть и теперь, но в сумме с некоторыми нюансами. Уровень развития молдавского рынка искусства существенно уступает западным стандартам. Динамика продажи картин очень слабая, и, конечно, оставляет желать лучшего. Сложившаяся в Молдове плачевная экономическая ситуация – одна из причин. И все-таки в нашей стране много талантливых деятелей, которые находят признание не только за рубежом, но и на родине.
Статистика успешности и массовости заказов и контрактов на творческие проекты мне не известна. Было время – сделал две персональные выставки. Сейчас нет такой мотивации. Но знаю, что в галерее им. К. Брынкуш регулярно проводятся национальные выставки, где представлены картины молодых и уже состоявшихся зрелых художников.
А я продолжаю работать в ключе, какой пришелся по душе еще в университете. Главное, чтобы интерес к любому виду искусства не пропадал у людей. Чтобы была и обратная связь. Я это к тому говорю, что даже будучи не «чужим» по национальному признаку или языку общения ты вполне можешь оказаться чужим в своей же стране просто по интересам.  Тогда я вспоминаю, что здесь живут мои друзья и знакомые. Для них я не чужой! И это главное. Это дает мне силы и вдохновение для творческой жизни.»

 

Маргарита Краюшкина, 23 года, репетитор по английскому и французскому языкам в Твери и Санкт-Петербурге.

12360139_947775165296554_2424612123181980406_n

«Случается, когда обстоятельства в стране вынуждают покидать любимую Родину. Так произошло у меня с Молдовой в ранее любимом Кишиневе. Если отбросить всю политическую полемику и даже вопрос о трудоустройстве, то общая картина все равно выглядит удручающе. В стране, где умных жадно используют, где богатые утопают в грехах, где прослойка бедных постоянно нарастает, естественно, жить не захочется. Потому и бегут все, у кого есть силы. В первую очередь – молодые.
Вот ты стоишь, свежеиспечённый такой выпускник. С огромным стрессом для организма сдавший экзамены на степень бакалавра (БАК), выбираешь ВУЗ. Тут и начинаются ловушки… Бюджетных мест очень мало, а желающих много. Половину мест купили, четверть абитуриентов с липовыми оценками приняли, четверть отвели для «простых смертных». Как ни странно, но толковым детям еще тысячу раз придется это доказать. Далее интересный вопрос: «А что дает студенческий билет в Молдове?» Ни грантов, ни стажировок за пределами страны (не во всех вузах, конечно). Чувствуешь себя ненужным, чужим в своей же стране! И вот другой путь. До окончания школы искать университеты в любых странах мира, сдавать вступительные экзамены и готовить документы. Умным и целеустремленным ребятам это будет по силам. Надо только начать «копать» в другом направлении, противоположном от жизни в Кишиневе.
Так случилось у меня. На БАК пришла, чтобы отметиться, так как в университет меня приняли гораздо раньше. Я поступила в Тверской государственный университет. Успела прочувствовать студенческие годы в полной мере. Жила в общежитии, где семьей стали новые верные друзья. В Кишиневе о таких можно только мечтать, ведь после долгой и изнуряющей борьбы за место в университете остаться милым и добрым у вас просто не получится. Полгода училась во Франции (г. КлермонФерран) по программе, предоставленной студентам все тем же Тверским университетом. Я бросила мыслить догматично, отдыхала и училась в удовольствие. Студенческий билет меня просто спасал, так как на транспортные расходы, на посещение культурных мероприятий и даже на еду могли дать скидку. А за отличную учебу была возможность поднятия стипендии в 10 раз!!! Разве такие льготы есть в Молдове?
В Кишинев я теперь прилетаю очень редко. Мне надоели люди, встречающие по одежке и ценящие только достаток. Родителей жалко – это да. Мне мама сказала недавно: «Прости, что страна у нас такая, что тебе приходится жить вдали от дома и семьи». Действительно жаль, но возвращаться я не намерена. Более того, я надеюсь и родных забрать из Молдовы.»

Здешний менталитет – это фактор, заставляющий задыхаться многих из нас. Об этом говорят истории. Именно менталитет в большей степени угнетает жителей Молдовы. Как с этим быть? Принимать все закоренелые привычки или постепенно видоизменять некоторые, начиная с себя? Можно и нужно сопротивляться, но делать это стоит осторожно и не насильственным методом. Согласитесь, в каждом из нас живет желание перемен к лучшему, каждый из нас готов бороться, поддерживать свою страну и преодолевать все препятствия. Главное, чтобы массово верили, чтобы не боялись, чтобы шли вперед те, кто здесь родился и вырос. Но не стоит осуждать тех, кто покинул родину. Этот выбор не так прост, как кажется. Надо научиться гармонично сосуществовать в обществе. Не имеет значения, какая это страна, ведь с подобным недопониманием можно столкнуться в любой точке мира. Человек не должен быть обособленным, неуслышанным, недооцененным.

Придя к взаимопониманию, придём и к расцвету.

 

1241 0
By: /
В рыбацкой лодке на продажу. Женский трафик

Кажется нас никогда не затронут такие страшные вещи, как человеческий трафик и насилие. Кажется только глупый поведется на примитивный обман работорговцев. Никто из жертв принудительного труда не мечтал о такой участи. В свое время мне выпала уникальная возможность лично пообщаться с девушкой Катей, которая попала в рабство, но смогла вырваться. В Международный день памяти жертв работорговли и ее ликвидации говорим открыто о глобальной проблеме.

1303 0
By: /
Исколесить столицу. Velohora – 2016

4 и 5 июня любители велосипедного спорта в седьмой раз массово проехались по улицам Кишинёва.14 тысяч велосипедистов – это 28 тысяч ног, неутомимо крутящих педали, жадные глотки воды из 18-ти тысяч бутылок и желание преодолеть дистанцию в 20 км. Рекордной и самой масштабной в СНГ стала Velohora – 2016. Перерыв в два года сделал этот велопробег особенно долгожданным.

2901 0