By:

Буллинг в наших школах. Чем рискуем?

В результате взрыва и стрельбы в политехническом колледже в Керчи, которые устроил 18-летний студент Владислав Росляков, 21 человек погиб и более 60 пострадали. Читая новостные сводки, связанные с трагедией в Керчи, невозможно не думать о наших школах. Как появляются школьные «стрелки» и можно ли их обнаружить до того, как случится трагедия?

Первое место в мире по массовым расстрелам школьников занимают США. Ранее было принято считать, что подобные бойни – чисто американская трагедия. Однако то, что случилось в Эрфурте, Каухайоки, Перми, Улан-удэ и Керчи свидетельствует, что скулшутинг (стрельба в школе) приобретает цепной эпидемический характер, для которого не существует территориальных границ. Массовые убийства студентов и школьников из киношной реальности переходят в повседневность.

Феномен школьных убийств. Что известно точно?

В изучении психологии «школьного убийцы» и попытках составить общий портрет потенциального преступника пока что больше вопросов, чем ответов. Для подробного комплексного анализа подобных преступлений слишком мало информации. Допрос преступников, как правило, невозможен. В большинстве случаев «школьные стрелки» либо кончают с собой на месте преступления, либо погибают в перестрелке с полицией. Однако, несмотря на имеющиеся пробелы в исследованиях, на сегодня известно, что:

  • «Школьные убийства» – уникальный тип преступления, главным мотивом которого является именно убийство само по себе. Как отмечают аналитики Американской Психологической Ассоциации, даже если преступник убивает своего обидчика (преподавателя или одноклассника), на этом он никогда не останавливается. Его изначальная цель — отнять как можно больше жизней.  Он убивает, убивает и убивает. 
  • Подобные бойни никогда не бывают спонтанными. Будущие убийцы тщательно готовятся к преступлению. Иногда эта подготовка занимает годы. Место совершения преступления выбирается осознанно. 
  • Синдром Вертера или цепная реакция. Случаи громких массовых убийств и нападений в учебных заведениях, широко освещаемые в СМИ и соцсетях,  провоцируют подражателей, которым становится легче решиться на показательное убийство, и особенно, сразу после того, как его совершил их сверстник. 

Социологи и математики университета Аризоны в Тусоне, обработав статистические данные 438 случаев массовых убийств, произошедших в период с февраля 2005 года по январь 2013-го в США, пришли к выводу, что наивысший пик  активности подражателей приходится на первые две недели после освещения трагедии. Подражатели не только стремятся повторить действия своих «героев», но и превзойти масштабы убийства. Так, согласно данным исследователей, около 20-30% от общего числа массовых расстрелов в школах были не самостоятельными инцидентами, а «эхом» ранее состоявшихся убийств. 

«Каждые 32 дня в США фиксируют массовые убийства школьников.»

Большинство учеников, устроивших бойню, были жертвами издевательств со стороны  одноклассников и учителей, и зачастую не могли дать прямой отпор обижавшим.

Школьный убийца. Кто он?

Попытки вывести общий типаж школьного убийцы провалились. В этой области исследования зачастую противоречат друг другу. Одни утверждают, что школьные убийцы практически никогда не имели репутации хулиганов или драчунов, другие указывают на жестокость в отношении животных и связь с молодежными бандами. Одни говорят о «замордованных слабаках», другие об «одиночках-интеллектуалах».  

В ноябре 2007 года в финском лицее Йокела 18-летний Пекка-Эрик Аувинен расстрелял из пистолета более 20 учеников, попытался поджечь здание лицея, а затем покончил жизнь самоубийством. Свою позицию и причины бойни изложил в «Манифесте естественного отбора». Назвал себя «циничным экзистенциалистом, антигуманным гуманистом, реалистичным идеалистом».

В докладе «Школьный мститель» аналитики ФБР, основываясь на статистике преступлений, вывели усредненный профиль школьного убийцы в США. Так, это, как правило, подросток мужского пола, белой расы, шестнадцатилетнего возраста, обладающий высоким уровнем интеллекта и хорошим здоровьем. По социальному статусу – это выходец из среднего класса, живет в семье с двумя родителями, но в семье серьезные личностные конфликты. Он посещает общественную, а не частную школу, а в его доме хранится оружие. Однако сами же авторы признали практическую несостоятельность своих выводов – подобными чертами обладают слишком многие американские подростки. 

Анализ личностных черт ребенка в определении потенциала к перерождению в школьного стрелка – слишком зыбкая основа, на которую опасно опираться. На этот факт указывают и немецкие эксперты проекта TARGET по предотвращению насилия в школах. По словам немецкого психолога Мирко Альвина, у школьных убийц нет общего портрета, однако есть группа общих, заметных окружающим тревожных поведенческих симптомов. Одноклассники и педагоги не должны пропускать сигналы, которые потенциальные убийцы посылают своему окружению перед совершением преступления. Такими сигналами служат:

  • высказывания о смерти и повышенный интерес к бойням в школах, где действия агрессоров получают понимающую или одобрительную оценку; 
  • идентификация себя с участниками известных массовых убийств;
  • угрозы и обещания расправы в адрес учителей или учеников; 
  • интерес к обращению со стрелковым или другим видом оружия;
  • глубокое переживание незначительных обид, сопровождающееся стремлением отомстить;
  • открытые заявления о мести обидчикам (в общении с друзьями ли в соцсетях).

Насилие в школах. Молдова в тройке лидеров

Молдова заняла третье место в рейтинге европейских стран с самым высоким уровнем насилия в школах. По данным Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), более трети молдавских школьников подвергаются физическому или психологическому насилию. За последний год 39% школьников в возрасте от 13 до 15 лет участвовали в драках, а 35% сообщили, что подвергались насилию со стороны сверстников. 

«В 2017 году, по данным Генерального инспектората полиции, было зарегистрировано 22 случая, в которых агрессором выступал учитель.»

Школы перестают быть безопасным местом для детей. Замалчивать или не замечать буллинг в школьной среде – опасно и недальновидно. Психологический террор, избиение, травля со стороны в подростковой среде — страшное явление, напрямую связанное либо с суицидом, либо с убийством. 

«В Молдове большинство самоубийств или их попыток совершают подростки. По статистике, это дети в возрасте от 13 до 16 лет. В 2016 году 132 ребенка совершили попытку суицида.»

«Подростковый буллинг может спровоцировать массовые убийства. Подростки, которые систематически подвергаются насилию в школе, способны убить себя или других. Это их отчаянный, несоразмерный ответ на насилие», — говорит психолог Наталья Русу, комментируя возможность риска повторения трагедии Керчи в наших школах. 

«1999 год.  Школа Колумбайн, США. Двое подростков убили 13 человек и ранили 23, после чего застрелились. Убийцы, расстрелявшие своих одноклассников, были жертвами буллинга – школьной травли, которая продолжалась долгое время.»

Массовые бойни в школах – это те же самоубийства, только опосредованные и отсроченные. Сначала школьник стреляет в одноклассников, а потом убивает себя.  

 «Школьная система должна противостоять буллингу самым жестким образом, но в нашей системе образования в этом отношении огромный пробел. Не во всех школах есть психологи, и не у каждого из них есть достаточная квалификация, чтобы оказать профессиональную помощь ребенку, который стал объектом травли, — считает психолог. — Мне также известны случаи, когда учителя становились свидетелями вербальных издевательств, но предпочитали делать вид, что ничего особенного не происходит. Можно говорить, что педагоги мало получают и работа тяжелая, но это абсолютно безответственная позиция. Это равнодушие и молчаливое одобрение только подогревают травлю». 

Буллинг. Школа. www.brw.md

В мае этого года представители ассоциаций «Părinți Solidari», «CReDO» и «Vitae» опубликовали открытое письмо в связи с участившимися случаями агрессии в школах и детских садах. По словам представителей ассоциаций, руководители заведений и чиновники из управлений образования и Министерства образования, прилагают все усилия для неразглашения случаев насилия над детьми. Даже получив такую информацию, они старательно ее игнорируют, вплоть до полного отрицания. А в некоторых случаях принимают решения в ущерб ребенку. 

Внятной реакции и действий со стороны ответственных структур так и не последовало. Проще не выносить сор из избы. Пока травля в школе не становится национальной трагедией, её предпочитают игнорировать. Вот только впоследствии цена прозрения может оказаться слишком высокой.

895 0
Читайте также:

By: /
ВИЧ +: 8 историй. 2 картины. 1 диагноз

8 ВИЧ-позитивных женщин пишут картины в поддержку борьбы с болезнью для благотворительной продажи. Каждая из художниц рассказала свою историю: насилие с раннего детства, диагностирование ВИЧ+, отношение общества к людям с этим диагнозом.

1232 0
By: /
Интим Билдинг

Кто из вас хоть раз не возжелал шефа или коллегу своего? Успешного, уверенного в себе, которого каждый день видишь на работе в окружении множества сотрудников и подчиненных. Как вести себя, если ежедневно приходится сталкиваться с объектом своего вожделения или даже любовником? Как утаить роман от коллег, сохранить работоспособность на должном уровне и при этом не испортить отношения, если вдруг любовь не состоялась?

1767 0