By:

Без чувств или игра в «горячо-холодно»

Представьте: вас поставили перед выбором. Каким из пяти чувств вы бы пожертвовали с наибольшей легкостью? Сложное решение, не так ли?! Я же добровольно отказалась от слуха и зрения на целых 6 часов, позволив своему миру перевернуться с ног на голову, чтобы заново обрести саму себя.

Иногда, шагая по улице в наушниках, не включая музыку, я слушаю тишину. По-своему изолирую себя от внешней жизни. В этот раз я решила зайти дальше: своеобразно «выключить свет». Передо мной сидит моя коллега-фотограф Юлия и подруга Евгения, которая готовит черную повязку и бинты, чтобы завязать мне глаза. Я собираюсь провести день без слуха и зрения. Самым сложным для меня оказалось полностью изолировать звуки. Я прибегла к не очень честному, но действенному методу: надела наушники и включила в плеере альбом Brian Eno «Ambient», о котором говорят, что музыка там создается скорее отсутствием звуков. Я замотала уши шарфом и попросила Женю покричать, проверки ради. Ни звука. Значит, сработало, можно начинать.

Несколько последующих часов я провела в мире, где существовала только рука Жени.

Стало темно и тихо. Задумайтесь, как часто мы пытаемся добиться этого эффекта?! Мне еще совсем не страшно, я ощупываю руками стол, чашку с чаем, чувствую себя тепло и безопасно. Встаю и медленно иду по направлению к кухонному столу, чтобы взять и почистить мандарин. Вкус фрукта изменился, благо запах остался тем же. С того самого момента все запахи вокруг меня обострились. Мне казалось, что я, как охотничий пес, могу почувствовать любой, даже самый неуловимый запах.
Во время подготовки к эксперименту мы заранее обговорили систему знаков, которая облегчила  нам понимание друг друга. Таким образом, крепкое сжатие руки означало: «стой, внимание!», поглаживание по плечу – «все хорошо, я здесь, не волнуйся», прикосновение указательным пальцем к центру ладони означало – «да», а двойное прикосновение, напоминающее клик по touchpad-у ноутбука – «нет».

Сейчас мне абсолютно все равно, как я выгляжу, меня волнует лишь то, что ждет меня за дверью офиса.

Эта мысль внушила мне такой страх, что все мое тело напряглось, появилась дрожь в руках, а ноги стали будто ватные. Как только я почувствовала запах улицы, попросила взять меня за руку: «Держи крепко, Женя, пожалуйста!». Неуверенными шагами мы пошли к остановке общественного транспорта. Я не могла расслабиться, ноги не слушались. Чувствовала, как шаркаю обувью и иду черепашьими шагами. Но этот страх неизвестности и абсолютной потерянности во времени и пространстве я пересилить не могла. Я сделала несколько десятков шагов и поняла, что все, что меня обычно окружает, исчезло:  деревья, люди, дороги, улицы, дома, и даже моё любимое голубое небо. Север, юг, право и лево просто-напросто потеряли свою ценность. Я осознала, что уже никогда не смогу быть прежней.

Представьте себе, какого это – совершенно не иметь представления, где ты и кто с тобой рядом…

Мы едем в УНИК. Я пытаюсь собрать свои мысли и обдумать, каким именно должен быть галстук-бабочка, который я намереваюсь там купить. Совершено не знаю, как буду его выбирать. У меня нет права на ошибку, ведь это подарок для брата.
Я очень люблю долгие поездки, когда задумчиво наблюдаешь, как за окном один за другим меняются пейзажи. Так вот, это настроение полностью отсутствовало. Усаживаясь на сидение в троллейбусе, я в первую очередь ощупывала все вокруг. Это не любопытство, это чувство самосохранения. Я не боялась осуждения, презрения или жалости других. Думала о том, каким за окном красивым может быть день, а я в абсолютной темноте. Я сжала руку подруги покрепче, еще крепче, и молча проехала оставшийся путь.
Заходя в универмаг, Женя всюду открывала мне дверь, не отпуская при этом, мою руку. Эскалатор. Мы поехали на 4-ый этаж. Я не могла слышать грохот, создаваемый двигающимися ступеньками, но отлично его чувствовала. Мы подошли к одному из торговых столов. Я громко, стараясь максимально сохранить внятность, говорю:

— Здравствуйте, мне нужна мужская бабочка, бело-красная или фиолетово-белая. Есть такие?

Женя пальцем тычет один раз в мою ладонь. Окей, значит, мы пришли по адресу.

— Дайте посмотреть?! Ой, пощупать…И только после оговорки я понимаю, как легко меня разоблачить. Женя протягивает мою свободную руку и упирает палец в одну из бабочек. Я пыталась лишь убедиться, что швы сделаны качественно. Хотя, как я могла оценить качество, если  даже не имела представления, где начинаются и где заканчиваются эти самые швы. От этого я занервничала еще сильнее.

— Женя, она фиолетовая?

— Да! – прозвучал в моей голове голос, когда она коснулась моей ладони.

— Она красивая?

Женя замешкалась, но спустя пару секунд отреагировала твердым нажатием в мою ладонь.

— Берем! Сколько будет стоить?

 

Женя вырисовывает на моей ладони цифры. Я сразу же снимаю рюкзак с плеч и вытаскиваю оттуда кошелек. Медленно открываю его и достаю банкноту, совершенно не представляя ее номинала. Хватит ли мне ее, чтобы совершить покупку, понадобится ли мне сдача? Хватило. Получаю пакетик с упакованным галстуком-бабочкой, и Женя вновь берет меня под руку. Остановка. Шаг. Мы тронулись. Это был лифт.

 

Я чувствую запах улицы. В кромешной тьме, где я до сих пор находилась, откуда-то появился свет. Это солнце. Его нельзя было потрогать или увидеть, однако во всех окружавших меня запахах ощущалось солнечное тепло. Это заставило меня немного улыбнуться. Мы делаем несколько шагов от входа, и я прошу Женю оставить меня ненадолго одну. Ставшая уже почти частью меня, родная рука исчезает. Жутко ныла затылочная часть головы и до слез больно сжимались мышцы в плечах. Я запаниковала и позвала Женю, кричала снова и снова… Подруга откликнулась только с третьего раза. Почувствовав, как она вновь берет меня под руку и гладит по плечу, страх унялся.

Мы заходим в троллейбус и направляемся в сторону центральной площади. По плану – парк Штефана чел Маре. Мы сели на скамью. Я вздохнула, казалось, сложный путь позади. Женя взяла мою руку и написала на ладони слово «еда», погладила меня по плечу и исчезла… Вновь оставшись одна, я достала из рюкзака блокнот с ручкой и стала аккуратно прописывать в нем ключевые слова, что приходили на ум в тот момент: «лифт», «эскалатор», «болит голова», «тошнит» и «бесконечные запахи».

Кто-то обрушился рядом на скамейку, я невольно ахнула.

— Женя, это ты?

В ответ …молчание. Я стала щупать поверхность стула и уперлась в чью-то руку. Это явно была не Женя, ее руку я теперь могла узнать на ощупь из тысячи. По спине пробежала дрожь.

— Женя, ты где? Женя?

Этот кто-то встал, и меня передернуло. Уже через пару мгновений мне в ладонь легла Женина рука. И я вздохнула с облегчением. Подруга предложила мне булочку с маком. Свежую мягкую и потрясающе пахнущую, но мне не хотелось есть. Мне вообще ничего не хотелось.

Я здесь и сейчас, и одновременно нигде. Если до этого дня я чувствовала себя почти всемогущей, то сейчас я НИКТО и зовут меня НИКАК. Мне надо чем-то отвлечься, подумать о кипящей вокруг жизни. Люди вокруг радуются, влюбляются, улыбаются. Говорят, «любовь слепа», а я не смогу влюбиться, совершенно не зная человека, его глаз, голоса, не зная, как он улыбается или злится. А сколько всего еще я не смогу в таком положении? Не смогу посмотреть комедию или поехать в путешествие с друзьями, заняться дайвингом или устроить пикник, сфотографировать рассвет или приготовить любимую лазанью. И грустно, и невозможно тесно мне от нескончаемого количества обычных вещей, которые под запретом.

Мне захотелось выпить капучино, и мы пошли. Единственным плюсом был асфальт, казавшийся мне идеально ровным. Да, вы, наверное, удивитесь или даже будете смеяться, но вслепую столичный тротуар не кажется таким устрашающим. Стараясь не шаркать, иду, высоко подняв нос. Мне хотелось хоть как-то ощутить мир вокруг.
Мы сели за стол в кафе. Я надеялась, что от любимого напитка мне станет хоть чуточку легче и спокойнее. Не тут-то было. Как только я сделала пару глотков, мне стало так жарко, что казалось, подо мной подожгли громадный костер. Так сильно болела голова, сводило мышцы спины,  тишина вокруг кружила голову.

Надо умыть лицо, срочно! Может, это поможет?! Женя ведет меня в уборную. Я нащупала рукой кран, помыла руки и намочила щеки водой. Я хочу домой, в свою комнату, к знакомым предметам. Так хочется почитать книгу. Я хочу заполнить пустоту внутри себя.

Мы едем обратно в офис. Раздавленная, я сидела, снова отвернувшись от окна, а на глаза накатывали слезы. Я дома, я в безопасности. Сажусь на тот же стул, где сидела утром, и начинаю развязывать бинт, потом не выдерживаю и срываю повязку. Женины руки погладили меня по макушке, от чего пошли мурашки по телу, приятные добрые мурашки. Медленно открываю глаза, испуганная количеством проникающего света. Кажется, такого яркого света я еще никогда не видела. Так рада этим заботливым глазам и голосу, по которому уже успела заскучать. Я спрашиваю, есть ли у нас еда, а Женя по привычке тянется ко мне, чтобы «кликнуть» в мою ладонь. Ощущение свободы и спокойствия понемногу возвращается ко мне.

Страх, растерянность, недоверие, одиночество и наконец – эгоизм. Вот чувства, что появились в обмен на зрение и слух. Я слышу только свои мысли, но даже они меня беспардонно предают, вновь и вновь растворяясь в кромешной пустоте. За эти несколько часов я умудрилась растерять все жизненные ориентиры, которые кропотливо собирала на протяжении долгих лет. Ориентиры – ничто, когда ты не можешь довериться!
Создавать о себе мнение или, вдохновившись, примерять различные роли? Все эти действия теряют свою ценность и смысл, разбиваясь, как стекло, оземь, когда ты остаешься наедине с самим собой. Щемящее одиночество поселяется внутри. Жадно цепляется за плоть и начинает поедать, мерзко причмокивая. Ты не можешь НИЧЕМ заполнить эту пустоту, просто НЕЧЕМ. Тебе ничего не остаётся, кроме как заново научиться слышать и видеть себя, становясь при этом собой настоящим.

 

1535 0
Читайте также:

By: /
3 дня попрошайничества

Директор по рекламе BRW magazine Мария Струк бросила себе вызов и узнала, какие истории по-настоящему трогают сердца прохожих и побуждают помочь попрошайкам. Трехдневный эксперимент.

1892 0
By: /
Думай вместо меня

А вы бы доверили свою жизнь незнакомцу? Хотя бы на день. Вам никогда не хотелось внести в обыденную жизнь капельку лёгкого безрассудства и спонтанности? Провести свой день необычно, свернуть с привычного маршрута и доверить все решения кому-то другому. Первому встречному, например.

1567 0