By:

Автостопом до Байкала

Всерьез задумываясь о Байкале, я предполагал, что мечта так и останется мечтой. Круговорот и темп жизни не давали мне возможности воплотить свое желание, однако в последние годы мысль «Я хочу на Байкал» все чаще и чаще прокручивалась в моей голове. В итоге я решил, что пора.

 

Собрался спонтанно: за пятнадцать минут. Взял маленький рюкзак, напихал в него все, что приходило на ум… Жаль, что на тот момент мне в голову не пришло взять зимнюю куртку, теплую обувь и другие необходимые вещи. В Молдове было начало сентября (+36°C). С рюкзаком и тремя тысячами гривен я наконец-то начал свой путь.

Судя по реакции пограничников, я понял, что такие туристы «налегке» далеко не привычное дело. По дороге в Киев случился приятный сюрприз: за рулем сидел мужик, который совсем недавно подвозил меня из Крыма в Молдову. Потом я ехал с бельгийцем, который путешествует и живет в своем бусе последние двадцать лет. Сказал, что многие места его впечатлили, но Байкал – место, куда бы он с удовольствием еще раз вернулся. Когда добрались с ним до Киева, уже было прохладнее (+20°C). Начались проливные дожди, пришлось купить палатку. Путешествовал я без карты, ориентировался на дорожные информационные знаки. Добрался до границы «Три сестры» (Украина, Белоруссия и Россия). Туча с Киева все дорогу верно шла за мной. Попадал под дождь постоянно.

Затем был Брянск, Орел, Елец, Липецк. Иногда усталость настигала совсем не вовремя. В Ельце, например, пришлось разбить палатку прямо в центре города. Много отзывчивых людей подходили с неистовым желанием накормить. Мой рацион питания состоял из орехов и слив.

Следующий пункт – Самара, куда меня подвозили венгры. Я даже попал на застолье (у одного из них был день рождения). Венгров сменил поляк. Мы доехали до Урала, оттуда я прошел достаточно большое расстояние пешком под дождем. Ноги уже отказывались меня нести, потому я решил передохнуть. Из последних сил я разбил палатку. Захожу внутрь с блаженными мыслями, что наконец-то отосплюсь и высушусь, но не тут-то было! Прямо посередине палатки вырыл нору крот, и лежать там уже было невозможно. Пришлось, ругаясь, переставлять палатку. Проснувшись утром, я понял: моя надежда на то, что дождь прекратится, так и осталась надеждой. Решил, что еще один день отдыха и сна мне не помешает. Чем дальше я находился от Киева, тем ниже становилась температура. Ударили первые холода. Тут я с благодарностью вспомнил венгров, они ведь подарили мне спальный мешок и жилет со светоотражающими частицами. Кстати! Путешественников без жилета штрафуют. Вы знали?

Следующий город был Челябинск. Добирался я трудно, так как шел через горы. Вышел из Челябинска я измученным и обессиленным. Мысли были только о тепле и отдыхе. Мои молитвы были услышаны, меня подобрал дядя Саша-дальнобойщик (с отоплением в тягаче) – потрясный мужик. Напомнил мне дальнобойщика из картины «Брат 2». Проехали трое суток – это были первые теплые и сухие ночи. Доехали до Новосибирска, а там уже Сибирь – совершенно другой воздух, чистый. Потом Кемерово, где я попал под проливной дождь. Промок насквозь; машины рассекают лужи; вода на меня стеной. Идти трудно, под ногами скользкая грязь… Шанс, что кто-то захочет посадить меня к себе в салон в таком виде, был невелик. Тогда начались мои первые психи, я был жутко зол.  Вдруг подлетает машина, открывается дверь, я сажусь. Со свистом срываемся с места, летим 200 км/ч. Водитель был неадекватен. Доехали мы до очередной развилки, где наши дороги, к счастью, разошлись.

Дождь продолжал лить, палатку разбить было нереально, пришлось ночевать на остановке. Рассвет, тайга. Чем дальше, тем красивее. Красные и золотистые оттенки сменяют темно-зеленые глубокие цвета высоких елей. Меня предупредили, что осторожность не помешает, ведь на днях один из местных стал жертвой медведя. В тот же день я добрался до Красноярска. Была уже нулевая температура. Остановился на два дня у знакомой, перевел дух. И снова в путь! Дальше я ехал с глухонемыми ребятами – очень веселые они оказались.

Через 1000 километров я оказался в Иркутске. Оттуда продолжил свой путь с парнем, который посоветовал мне остановиться на острове Ольхон. Я и отправился, а парень забыл предупредить, что до него еще 700 км. Тайга бескрайняя. Я добрался до Байкала!

 

Ты здесь, ты смог, ты добрался! Кричишь во все горло! Неимоверная свобода, ощущение эйфории зашкаливает, наглотаться воздуха невозможно. Море восторга! Это место прекрасно в любую погоду. Даже попытаться передать не смогу – это нужно видеть, нужно быть там. На вершине горы я обнаружил сложенную груду камней, деревья, покрытые разноцветными лентами – это были следы обрядов местных бурят. Шел по горам, температура около 0°C, но меня это не остановило, нырнул в воду. В лесу развел костер из шишек. Последующие дни я проводил на открытой местности. Небо там особенное, облака намного ниже. В тех местах и природа другая, особенно золотой осенью. Проезжая мимо деревень, откуда были родом многие русские писатели, мне стало ясно, откуда они черпали вдохновение.

Все время, которое я там находился, я был наедине с самим собой и Богом. Это место располагает к уединению и сосредоточенности на самом главном: оно позволяет слиться с природой. Неимоверная гармония и спокойствие. Я много медитировал, думал, «проветривал мозги». В дороге ты перемалываешь в себе все: на кого был зол или обижен, кого сам обижал, кого злил… все душевные переживания крутятся в голове. Мысли собираются, как мозаика, и вырисовывается причинно-следственная связь. В дороге приходит смирение, меняется мировоззрение. Все намного проще, чем кажется. Человеку нужно мало: покушать, поспать, быть в семье, быть счастливым. Все остальное – плод иллюзии и самообмана. Нужно понять правильность приоритетов, постичь всю силу трезвости ума, адекватность восприятия. Я убедился в существовании Бога, хоть и всегда верил, не раз обращался к нему… Когда нет лишней суеты, когда ты уходишь от лишних шумов, ты можешь услышать себя… и не только.

Большинство отправляются на Байкал летом, отдых кипит, множество туристов – уверен – это интересно, но сейчас у меня была другая цель. Это был путь познания себя, красоты, любви и гармонии, такого можно достигнуть только наедине с собой. Когда человеческое нутро едино с природой – открываются совершенно другие горизонты сознания, это нужно прочувствовать.

Пробыв 4 дня на острове, я понял, что пора назад. В горах шапки были уже белые; снег сыпал; 0°C стабильно держал свои позиции до самого Иркутска. Подвозил меня сибиряк. Ехали всю дорогу с открытыми окнами – сурово! Вышел из машины, а температура начала падать. Никто не останавливается. Состояние ужасное. И тут отрывается последняя целая лямка рюкзака. Я устал от этого рюкзака! Он всю дорогу рвался, весь в подвязках был, даже карманы рвались. Именно таким образом через одну из дырок у меня фонарик выпал, приходилось в темноте ходить. Деваться было некуда – поставил палатку, замотался и лег. Ночью просыпаюсь – на мне иней. Когда ты спишь, не так ощущаешь холод, особенно когда дико уставший. Мысль о том, что сейчас подожмешь коленки под себя, станет теплее и можно продолжить спать – смертельно ошибочная! Внутренний голос разбудил, и я послушался. Встал, вышел из палатки. Чувствуется, что без куртки и тонкие носки. Без фонарика в темноте в лесу не до дров. Рюкзак поджег. Попрыгал, погрелся, как только стал близиться рассвет – начал собираться. Свернул в рулон палатку со всеми вещами, закинул все это на плечо. Как только вышел на дорогу, сразу остановились парень с девушкой. Сначала не поверили, что я спал в лесу, в этом году медведи особенно рассвирепели. Пожаров было много, все звери в страхе бежали в населённые пункты. Была большая опасность, что они нападут на людей. Вероятность встретить медведя была велика, но меня пронесло.

В тот день я доехал до Красноярска и попал в зону комфорта. Красивый город, окруженный горами, красивые памятники, прекрасные люди. Там я провел прекрасные два месяца, немного подработал, набрался сил. Ноябрь. Температура +2°C, влажно, но тепло – красота. Спокойно добрался до Кемерово с МЧСником. Снова дождь и заморозки. Думаю: я когда-то умру…когда-то мы все умираем. Сурово было: машины скользили, а на пути две фуры столкнулись. Никто не останавливался, чтобы подкинуть меня.

Вскоре появились снегоуборочные машины и засыпали дороги реагентом. Все начало таять. Опять мокрый по колено. Шел я весь день и полночи, потому силы были на исходе. Нужно было где-то поспать, но вокруг склоны – вода стекает, утопаешь в грязи. Нашел место, зарыл половину тела в снег и укутался в подстилку. Снял кроссовки и мокрые насквозь носки, согнулся в позу лотоса и начал мысленно прогревать свои органы. Когда ты попадаешь в экстремальную ситуацию, организм начинает работать совершенно по-другому. Глубокая медитация помогает в такие моменты. Так я просидел, наверное, около часа, но этого хватило для накопления сил. В таких условиях главное не останавливаться. Нужно заставлять себя идти из последних сил, чтобы избежать переохлаждения. Буран был суровый.

До Новосибирска меня довезли. Дальше шел полночи пешком. Уже подумывал опять закопаться с сугроб, отдохнуть, но заметил следы огромных лап – волки. Следов было много, решил, что отдохну потом.
От изнеможения уже начались галлюцинации, но они продлились недолго. Вскоре я опять был в безопасности. Меня подобрала молодая пара, которая довезла до Челябинска через Казахстан. Опять лес, темнота полнейшая, никто не останавливается. Спустя пару часов подобрала девушка – смелая оказалась! Добрался до Урала. Потом подобрал дальнобойщик — останавливается, я дверь открываю, а он мне выкрикивает: «Так уже ж не сезон?» Урал безумно красивый. Если по дороге на Байкал была золотая осень, то на обратном пути все было белое.

Уфа-Самара-Волгоград-Элиста (Республика Калмыкия, Ставрополь). Как оказалось, Ставрополь – довольно опасный район. Стою на дороге, останавливаются местные и говорят: «Наш тебе совет: беги отсюда побыстрей- проблем не оберешься, в плен возьмут, никто тебя не найдет». Наступила ночь, останавливаются два серьезных сельских чеченца и говорят: «Поработать не хочешь, овец нужно пасти?» Понимаю, что ни медведей, ни волков я так не боялся, как их сейчас. К счастью, они поехали дальше.

Подобрал меня мужик, отвез меня под Ростов. Иду по трассе: темень, опять дождь, бессонные ночи дают о себе знать. Из последних сил плетусь. Тут у меня начинаются галлюцинации. Я вижу трупы на дороге: люди лежат, свисают с ограждения дороги. Видны лишь очертания, словно тень на них падает. Я продолжал идти. Дальше вижу людей, которые что-то мне говорят, но я их не понимаю.  Появляются и исчезают. Это продолжалось довольно долго. Эти «люди» мне будто помогали в такие моменты. Они появлялись, когда я выходил на трассу. Мне казалось, что они живые, потому я шел к ним, уходя от дороги. Если бы камера сверху снимала, моя траектория была бы крайне странной: то я хожу кругами, то зигзагами по дороге, то схожу с дороги. Я сходил с ума.
В итоге я отошел от дороги, сел и уснул. Проснувшись, прошел еще с десяток километров. Опять начали появляться мертвые люди, опять мимо меня несутся машины, эти видения меня отвлекают, маня к обочине. По трассе Ростов-Москва я очень долго шел. Достаточно оживленная трасса, но никто так и не остановился. На тот момент я шел уже больше суток. Утром я увидел дальнобойщика, который возился у своей фуры. Он рассказал, что на этой трассе было очень много смертей. Груженые ценным содержимым фуры ехали в Москву. Это злачное местом для воров. Поэтому тут уже давно никто ни при каких условиях не останавливается. За все время, пока я шел по этой трассе, не было ни одной полицейской машины, ни одного блокпоста.

Добрался до Белгорода, потом проехал Харьков. Российские пограничники оказались довольно добродушными, чего не могу сказать об украинских. Я передвигался по центральной части Украины, что ближе к Донецку. Там я столкнулся с бедствующими людьми – жуткое зрелище… Потом был Днепропетровск-Кривой Рог. Оттуда меня вез проповедник, который рассказал, как попал в плен к чеченцам, как сбежал через год. Одесса-Маяки. На молдавской границе очень удивились моему внешнему виду: весь обросший, грязный, вместо рюкзака  у меня был пакет, висящий на ремне. В Общем посмеялись мы с пограничником.
Вышел я на финишную прямую утром 23 декабря.  Иду я мимо сада, как выбегает ко мне собака. Кости, обтянутые кожей! Я ее кормить – она мне в руки. Пошли вместе. День был теплый. Улыбка до ушей. Уже 160 км до дома. Я привык к таким расстояниям, а собака еле плелась. Взял ее на руки. Километров 50 прошел с ней таким образом. Наступила ночь. В поле переночевали спокойно: без морозов, медведей и волков.

Утром нас подобрал мужик. Это был первый раз, когда у меня взяли деньги за проезд. Кишинев. Ворота города все так же открыты. Шли мы по городу — я и Жуля. Когда я пришел, родители были дома. Блудный сын вернулся! Помню, мама обняла и вздохнула с облегчением.

1524 0
Читайте также:

By: /
Съездили на весенний Гешефт в Одессе: «Вчера были маленькие по три, а сегодня большие, но по пять»

Даже не знаю, зачем начинать писать статью об Одессе, если не начинать ее писать с любовью. Любить этот город несложно – он ведь так похож на наш Кишинев, но чуть нежнее, чуть уютнее… и море. Вот и поехали мы к морю в очередной раз, и даже суперцелью обзавелись: пошпионить на местном аналоге нашего Ярда – небезызвестном Гешефте. Выводов делать не будем, а расскажем о впечатлениях и представим увиденное на ваш суд.

1701 0
By: /
Территория детей: игровые комнаты

Команда BRW посетила детские комнаты в торговых центрах, местах общественного питания и фитнес-центрах Кишинёва. Выясняем, опасно ли оставлять своих детей в игровых комнатах, и что с ними происходит за то время, пока вы наслаждаетесь шопингом.

3297 0